18.02.2019 186

13 февраля 1945 – варварская бомбардировка Дрездена


Цель настоящей статьи – приоткрыть одну из зловещих страниц Второй Мировой войны – бомбардировку Дрездена, неизвестную широкому кругу людей, несмотря на то, что преступление, вписанное в неё, превосходит по своей жестокости Хиросиму и Нагасаки. Писатель Курт Воннегут, насколько это было возможно, рассказал о ней – и его "замолчали".

В начале 1945 г. самолеты союзников сеяли смерть и разрушение по всей Германией, но старинный саксонский Дрезден оставался среди этого кошмара островком спокойствия.

Знаменитый культурный центр, не имевший военных производств, он был фактически ничем не защищен от ударов с неба. Лишь одна эскадрилья располагалась некоторое время в этом городе художников и ремесленников, но и ее уже не осталось к 1945-му. Внешне могло сложиться впечатление, что воюющие стороны отводили Дрездену статус "открытого города" согласно некоему джентльменскому соглашению.

К четвергу 13 февраля поток беженцев, спасающихся от наступления Красной Армии, которая находилась уже в 60 милях, значительно увеличил население города. Беженцы прибывали с каждым часом, и тысячи людей устраивались лагерями прямо на улицах, едва прикрытые лохмотьями и дрожащие от холода.

Однако люди чувствовали себя в относительной безопасности, и хотя настроение было мрачное, циркачи давали представления в переполненных залах, куда тысячи несчастных приходили забыть на какое-то время об ужасах войны. Группки нарядных девчушек силились укрепить дух изнуренных песенками и стихами. Их встречали полупечальные улыбки, но настроение поднималось... Никто в эти минуты не мог представить, что меньше чем через сутки эти невинные дети будут заживо сгорать в огненном смерче.

Когда первые сигналы тревоги ознаменовали начало 14-часового ада, дрезденцы послушно разбрелись по своим убежищам. Но без всякого энтузиазма, полагая, что тревога ложная. Их город никогда до того не был атакован с воздуха. Многие никогда бы не поверили, что такой великий демократ, как Уинстон Черчилль, вместе с другим великим демократом Франклином Делано Рузвельтом решат казнить Дрезден тотальной бомбардировкой.

Едва жители Дрездена разошлись по бомбоубежищам, на город была сброшена первая бомба – в 22.09 13 февраля 1945 г. Атака продолжалась 24 минуты. Город был превращен в море огня. Шторм начался, когда сотни меньших пожаров соединились в один, громадный. Гигантские массы воздуха всасывались в образовавшуюся воронку и создавали искусственный смерч. Тех несчастных, которых поднимали вихри, швыряло прямо в пламя горящих улиц. Те, кто прятался под землей, задыхались от недостатка кислорода, вытянутого из воздуха, или умирали от жары – жары такой силы, что плавилась человеческая плоть, и от человека оставалось влажное пятно.

Очевидец, переживший это, рассказывает: "Я видел молодых женщин с детьми на руках – они бежали и падали, их волосы и одежда загорались, и они страшно кричали до тех пор, пока падающие стены не погребали их".

После первого рейда была трехчасовая пауза. Затишье выманило людей из укрытий. Чтобы спастись от смертоносного жара, тысячи жителей направились в Гросс-Гартен, чудесный парк в центре Дрездена площадью в полторы квадратных мили. Но палачи всё рассчитали...

В 01.22 начался второй рейд. Сигналы тревоги не сработали.

Небо покрыло вдвое большее количество бомбардировщиков с зажигательными бомбами на борту. Эта волна предназначалась для того, чтобы расширить огневой шторм до Гросс-Гартена и убить тех, кто был еще не убит.

В течение нескольких минут полоса огня пересекла траву, охватила деревья и загорелось всё – от велосипедов до ног и рук. Ещё много дней после того обгорелые останки оставались под открытым небом страшным напоминанием о садизме бомбометателей.

В начале второй атаки многие ещё теснились в тоннелях и подвалах, ожидая конца пожаров. В 01.30 до слуха командира спасательного отряда, посланного в город с рискованной миссией, донесся зловещий грохот. Он так описывал это: "Детонация ударила по стеклам подвалов. К грохоту взрывов примешивался какой-то новый, странный звук, который становился все глуше и глуше. Что-то напоминающее гул водопада. Это был вой смерча, начавшегося в городе".

После налета трехмильный столб желто-коричневого дыма поднялся в небо. Масса пепла тронулась, покрывая теплые руины, в сторону Чехословакии. Один домовладелец в 15 милях от Дрездена нашел в своем саду целый слой рецептов и коробочек от пилюль из дрезденской аптеки. А бумаги и документы из опустошенного Земельного управления упали в деревне Пирна, почти а 18 милях от Дрездена.

Вскоре после 10.30 утра 14 февраля на город обрушилась последняя порция бомб. Бомбовозы "трудились" целых 38 минут. Но эта атака не была столь жестокой, как первые две, - по масштабам, но не по сути.

Этот налет был характерен изощренным садизмом. "Мустанги" летели очень низко и расстреливали всё, что двигалось.

Когда скрылся последний самолет, почерневшие улицы Дрездена были усеяны мертвыми телами. По городу распространился смрад. Стая улетевших из зоопарка стервятников жирела на трупах. Повсюду шныряли крысы.

Вот описание Дрездена через две недели. Оно принадлежит некоему швейцарцу. "Я видел, – говорит он, – оторванные руки и ноги, изувеченные тела и головы, раскатившиеся по сторонам улиц. На площадях тела все еще лежали так плотно, что идти приходилось с предельной осторожностью".

Урожай смерть собрала богатый. Размеры дрезденского геноцида – 250 тыс. жизней, отнятых в течение 14 часов. Это более чем втрое превосходит количество жертв Хиросимы (71 879 чел.).

Апологеты бойни приравнивают Дрезден к Ковентри (английский городок, разбомбленный немцами). Но в Ковентри за всю войну погибло около 1000 человек, это нельзя сравнивать с убитыми в одночасье 250 тысячами. Кроме того, Ковентри был крупным центром военной промышленности, то есть законной военной целью. Дрезден, производящий чашки и блюдца, таковой не был.

По иронии судьбы единственная цель в Дрездене, которая с большой натяжкой могла бы считаться военной, – железнодорожное депо – союзниками не бомбилась.

Сегодня британское правительство признаёт, что их Министерство воздушных сил приняло в феврале 1942 г. политику нацеленного бомбардирования гражданских лиц Германии. Как показывает Виллис Карто в своем "Барнессревью", более 600 тыс. мужчин, женщин и детей погибло от бомбардировок, имевших своей целью убить как можно большее количество гражданских лиц.

В настоящее время ООН определяет запланированную бомбардировку гражданских лиц, как преступление против человечества.


История Европа


К началу