29.06.2019 346

БЕЗЛЮДНАЯ «КРЕПОСТЬ ЕВРОПА»

22 июня в Киеве, в известном клубе «Бинго» прошёл очередной концерт групп, принадлежащих к обобщённо именуемой «правой сцене». Определение несовершенное, конечно, по тому, что на самом деле в число её участников нередко огульно записываются и группы, неявно или явно заявляющие об иной позиции (как минимум не правой и не левой). Особенно много таких групп среди играющих хардкор. Однако это не столь важно в данном контексте, тем более что ничего лучше всё равно пока не придумали, и любые другие определения, будь они даны на музыкальной или идеологической основе, всё равно будут приблизительными и неточными.

Фест под названием «Fortress Europe» был анонсирован за несколько месяцев и, казалось бы, должен был стать весьма значимым событием хотя бы в масштабе страны. Ведь в составе участников были объявлены целых три (если ещё не считать группу «Zаточка» из Могилёва) иностранных банды, да ещё какие! Во-первых, поляки «Obled» (экс-«Konkwista 88») группа весьма высокого уровня, с большой [пред]историей, которые, правда не приехали, т.к. в последний момент их не выпустили свои же спецслужбы, во-вторых ещё одни ветераны RAC-сцены, финны «Mistreat», в-третьих сенсационно возродившиеся американцы «Blue Eyed Devils», тоже очень старая и пожалуй наиболее известная из этих трёх группа, пионеры правого хардкора и потому, в своё время, кумиры многих NS-sXe.

В итоге на концерте собралось всего каких-то пятьсот человек, это включая всех музыкантов и их бесплатно прошедших друзей, а так же торговцев. По моим субъективным ощущениям, значительно больше половины народа составляли иностранцы, приехавшие, как водится, со всего мира: поляки, американцы, болгары, словаки, испанцы, немцы и другие. Средний возраст собравшихся был в районе тридцати лет, пожалуй даже и больше. По крайней мере, среди приезжих так уж точно, по тому, что немало было уже седых людей, явно за 40, даже за 50. Не сильно разбавляла молодёжью и местная тусовка, которая хоть и помладше в среднем, но так же очевидно без какой-то значительной доли новых лиц. Всё это напоминало этакую закрытую вечеринку для своих, вроде тех которые проводят на какой-нибудь неприличный по счёту юбилей байкерского клуба, и уж точно не было похоже на то, что здесь кого-то пытаются распропагандировать.



Разморённые 30-градусной жарой скинхэды и хулиганы распределились по рассчитанному на 1500 человек залу, бару, фойе и курилке так, что везде казалось довольно пусто. Не знаю, что происходило в зале когда играли местные группы, но выступление хэдлайнеров было поддержано очень слабо. Финны, олдовый вокалист-гитарист которых постоянно заводил всех отчаянно зиговать, бодренько исполняли свой репертуар, в котором лично я не заметил ни одной песни на родном языке, всё на «общепонятном».  Это, однако, не заставило подтянуться к сцене больше полутора сотен человек. Но настоящее смущение довелось испытать, когда на сцену вышли «Blue Eyed Devils». Времени было уже близко к половине двенадцатого, и часть без того небольшой аудитории отчалила или готовилась отчалить чтобы успеть до закрытия метро. Старину Дрю с его, очевидно, новыми молодыми музыкантами, выступавшими в масках, встретила какая-то до нелепости жидкая горстка слушателей, никак не согласующаяся с культовым, казалось бы, статусом группы. Я, лет десять назад не поверивший бы своему счастью, если бы мне сказали, что можно будет вот так просто станцевать мош на «BED», до сих пор не понимаю как так могло получиться, что на легендарных американцев почти никто не пришёл. Смена поколений? Плохая реклама? Скорее всего и то, и другое, но всё равно это слабое оправдание для такого провала.



 Вместо ожидаемого воодушевления было просто удручающее зрелище, свидетельствующее о падении интереса ко всему направлению в целом. Сама идея о музыке, служащей делу пропаганды, в данном случае разошлась с реальностью слишком сильно, чтобы не бросаться в глаза любому мыслящему человеку.

Если бы это был рядовой концерт местных групп, такой, который проводится раз в два-три месяца, то тогда отсутствие ажиотажа ещё можно было бы объяснить с учётом закормленности и избалованности украинского слушателя, но ведь речь о грандиозном по меркам сцены событии с участием топовых коллективов, которое случается не чаще, а на самом деле реже, чем раз в год. И сюда со всего трёхмиллионного Киева, где у каждого десятого парня на локте набито «чёрное солнце», не говорю уж об остальной стране, по билетам пришло порядка пары сотен человек. А если бы не то обстоятельство, что по местной традиции с удостоверением ветерана АТО пускали меньше чем за полцены, было бы ещё  меньше.

Всё это лишний раз заставило задуматься о перспективах «правой музыки» на примере страны, где деятельность сцены не встречает никакого противодействия. Не считать же противодействием то, что администрация клуба после нескольких публикаций о нашумевших «шабашах нацистов» на их территории, попросила не разворачивать больше флаги со свастиками в зале!

Так вот, на мой взгляд «правая сцена» в том формате, который казался уместным и даже перспективным в 90-е, уже давненько отжила своё. Это видно и по другим концертам, и по продажам дисков и ещё много по чему. Дело даже не в каких-то нюансах звучания, которое зачастую устарело и может тешить слух лишь «старой школе», а в неизбежно происходящем пресыщении пафосом пропаганды, когда реальность даёт совершенно другую картину, в закономерном падении искусственно раздутого авторитета музыкантов, а сверх того в тотальном перекраивании структуры музыкальной индустрии с распространением Интернета.

«Правая сцена» за время её существования даже близко не приблизилась к статусу народной музыки, как прочили некоторые её адепты. При этом, не являясь искусством par excellence, в отличие от той же black metal сцены, и в силу своей каноничности, «правая сцена» создала крайне мало того, что способно было бы сохранить ценность в веках. Ну а на данный момент можно говорить и о том, что её пропагандистская ценность приблизилась к нулю. Таким образом, речь, по сути, идёт о некой потерявшей изначальный смысл традиции, хоть не все отдают себе в этом отчёт.

На этом конкретном фесте предельно отчётливо ощущалось, что на данном этапе замкнувшаяся в себе «околополитическая» музыкальная субкультура существует в отрыве от собственно политики (показательно, что организатор концерта и лидер группы «Сокира Перуна» Арсений Билодуб, хоть и баллотируется по списку ВО «Свобода» на близящихся выборах в Раду, ни в какой предвыборной агитации на мероприятии замечен не был). Причём моральный и любой другой перевес в Украине сегодня на стороне чистой политики. Цифры, отражающие число участников значимых националистических маршей и митингов (случающихся по нескольку раз в год) не в разы, а на порядки выше количества нынешних ценителей «правой сцены». Уж не знаю, что слушают участники тех маршей, но не похоже, чтобы это на что-то влияло.

Молодой украинский философ и музыкальный критик Святослав Вышинский на второй конференции «Стальной Пакт» высказался в том ключе, что если ранее массовые политические движения довольствовались несколькими песнями-гимнами, то сейчас на нескольких участников «правой» политизированной субкультуры может причитаться ещё больше музыкальных проектов, плодящих песни десятками в год. Так вот следует уточнить, что это, справедливо отмеченное для современного мира в целом, явление перепроизводства идеологически нагруженной музыки, меньше всего имеет значения в современной Украине, пережившей за последние пять лет взрывной рост националистических организаций и, как видим, пропорциональное падение престижа музыкальной сферы, которая ныне утратила статус контркультурности и былой бунтарский ореол...

Иван Михеев

 

 

Больше новостей, статей и актуальных комментариев в нашем телеграм-канале: https://t.me/Russ_Center 


Европа Правое движение


К началу