11.10.2019 242

Досужие рассуждения о противостоянии Билецкого и Зеленского сквозь призму политологии К. Шмитта

Лейтмотивом вчерашней пресс-конференции Зеленского был посыл о необходимости договариваться, а не воевать. Он неоднократно подчёркивал (цитата): «Я хочу в нормандском формате найти выход». Формула Штайнмайера, с которой официально согласились украинские власти, как раз представляет собой некий результат поиска этого самого выхода.

 Противники формулы указывают, что проведённая в ходе её реализации амнистия и выборы на Донбассе приведут к появлению в составе страны легализованного враждебного анклава с расширенными правами, что послужит прологом к гражданской войне. Чтобы заблокировать процесс развода войск, предусмотренный формулой, украинские националисты несколько дней назад заняли село Золотое, из которого 7 октября должны были быть выведены украинские войска. Билецкий заявил: «Если свою прямую обязанность – защищать каждый сантиметр украинской земли – не выполняет президент, власть, то выполним ещё раз мы, ветераны-добровольцы».

 Раз разговор идёт о войне, то нет лучшего мыслителя, который бы помог разобраться в логике Билецкого и Зеленского, чем великий Карл Шмитт. Билецкий апеллирует к понятию "справедливой" войны, где враг являет собой абсолютное Зло, с ним надо не только сражаться, его надо уничтожить. Зеленскому же ближе позиция, что идущая война является "регулярной", по правилам которой воюющие стороны (цитата Шмитта): «уважают друг друга как противников и не подвергают друг друга дискриминации как преступников. В результате чего заключение мира возможно, более того, оказывается нормальным, само собой разумеющимся окончанием войны».

 Но по Шмитту как раз не регулярная, а справедливая война приводит к гражданской уже по тому, что её можно вести без особого соблюдения правил, то есть расчеловечив образ врага. Вроде бы Шмитт оказывается на стороне Зеленского. Это было бы так, если бы Шмитт не ввёл принцип «исключительных обстоятельств», когда народ должен ответить на исторический вызов. Ведь протестующие выходят под лозунгом "Нет капитуляции", что однозначно свидетельствует – имплементация формулы Штайнмайера воспринимается ими как исключительные обстоятельства. Представляя «прямую власть» (терминология Шмитта) Зеленский сталкивается на примере блокировки с. Золотое с «косвенной властью» в лице Билецкого. И в этой ситуации «исключительных обстоятельств» (удастся ли Билецкому убедить народ, что они исключительные?) будущее будет предопределено «Решением» (Entscheidung), на которое теоретически может решиться как Зеленский, так и Билецкий. Только безрадостная для украинских националистов правда состоит в том, что исторический шанс на это самое шмиттовское Решение по всей вероятности находится в прошлом. 14 октября, судя по ежегодному маршу УПА, мы сможем оценить ситуацию.

 Может показаться, что мы пытаемся встать на чью-то сторону. Это ни в коем случае не так. Представленные выше строки – всего лишь досужие рассуждения русских людей, занявших наблюдательную позицию. Когда-то возвысившиеся до антибольшевистской риторики праворадикальные силы Майдана спрятались ныне в раковину мовного вопроса, обещанная паспортизация русских эмигрантов до сих пор простаивает, напоминая о себе редчайшими отдельными прецедентами и т.д. Ну так и нам нечего распинаться.


Азов Политика Украина


К началу