18.08.2016 2125

Ф.Мамонов: Официальные договорённости VS. «Хоть в обозе, но в Кремль», или каким должно быть «умное» участие в выборах

Дабы меня поняли правильно, на всякий случай продекламирую: я не против участия в выборах. Хоть чаще всего такое участие ведёт к легитимации путинской (шире: неосоветской) системы, бывают и отрадные исключения. Так как же поучаствовать в выборах и не запачкаться?

Ответ на этот вопрос находится в зависимости от ответов на два других вопроса: как и, главное, В КАЧЕСТВЕ КОГО принимать участие в предвыборной гонке?

Например, я полностью понимаю решение негласного казачьего лидера В. Мелихова поддержать Парнас. Потому что за решением Мелихова стоит конкретная программа, пошаговое руководство по возрождению независимого казачества – документ, согласованный с Парнас на официальном уровне. Т.е. успех Парнас обещает не какое-то абстрактное «усиление гражданского общества», а вполне конкретные, политико-правовые меры по реорганизации казачьего сообщества в соответствии с «программой Мелихова» (назовём это так). В данном случае мы имеем дело с официальной договорённостью, которая даже в случае неудачи Парнаса на выборах, рано или поздно, прорвётся в реальную жизнь, ибо, как гласит римская юридическая мудрость, «pacta sunt servanda» («договоры должны соблюдаться»). Не сегодня, так завтра. Иными словами, кооперация с Парнас и Мелихову, и казачеству, и нам, русским людям ВЫГОДНА. Диалог независимых (вольных) казаков и либералов здесь выстроен на принципах открытости, равноправия и, прежде всего, взаимовыгоды.

Точно так же я с радостью бы принял известие об участии в выборах кенигсбергской организации БАРС, которая некоторое время назад вела на этот счёт переговоры с «Открытой Россией» Ходорковского. При всём, мягко говоря, скептическом отношении к Ходорковскому (как, впрочем, к Касьянову и даже к Зубову), его ресурсы могли бы сыграть на руку единственной субъектной организации русских национал-регионалистов, и для последних в этом не было бы ничего зазорного. Ибо БАРС неоднократно доказывал свою субъектность, укоренённость в Калининградской области, способность на равных говорить с «сильными мира сего». Участие в выборах для организации с таким статусом сулило бы немалый успех (даже в случае непрохождения в областную думу), а если успех (во всяком случае, пропагандистский) гарантирован: почему бы не попытаться? К сожалению, переговоры с «открытороссами» не привели к поддержке либералами кандидатуры А. Оршулевича, однако, БАРС всё равно примет участие в выборном процессе, пусть и в качестве наблюдателей. Порой роль «наблюдателя» гораздо важнее роли «участника».

Что объединяет эти два примера «позитивного участия в выборах»? Попробую выразиться лаконично: политический субъект (отдельное лицо в случае с Мелиховым; организация в случае с БАРС) ставит перед собой конкретную, чётко очерченную цель и лоббирует её среди акторов электорального процесса (Парнас, «Открытая Россия»). При этом политический субъект получает гарантии того, выдвинутые им условия будут соблюдены или, по крайней мере, не будут позабыты (до лучших времён). При этом политический субъект, по соглашению со своими партийными союзниками, работает только на знакомом ему участке «фронта» (дела казачества или Калининградской области), не претендуя на решение «глобальных», общероссийских проблем.

Что касается «русских националистов двумя руками за Парнас» (в основном этим грешат политэмигранты или симпатизанты сталиниста Мальцева – т.е. люди, которым, условно говоря, «нечего терять»), то в их случае мы не видим ни конкретной цели, ни достигнутых с либералами договорённостей. Если ни Касьянов, ни Зубов, ни даже Мальцев не признают статуса Басманова как лидера русских националистов (или как представителя русской националистической диаспоры), то какой ему резон поддерживать Парнас? Неужели лишь для того, чтобы «Большие Люди (т.е. либералы) заметили и оценили» такую прыть? Или в расчёте на некий «русский Октябрь» (во главе с Мальцевым) после «либерального Февраля»? Украинские события показали полное банкротство идеи «совместного похода против режима»; националисты никогда не станут вровень с либеральной оппозицией, а любые коалиции националистов «большого народа» с либералами обречены быть неравноправными (сила Мелихова и БАРС в том, что они действуют не в масштабах «всей России», а в своих, узко-специализированных субэтнических и региональных сферах). Логика «хоть в обозе, но в Кремль» не только безрезультатна, но и унизительна. Может я ничего не понимаю в политике, но, по мне, уж лучше быть «обывателем», чем «обозником» и вечным «помощником депутата». А именно такой статус «обозников» и «помощников депутатов» отстаивают «националисты за Парнас». При этом, наверняка, мнят себя новыми Макиавелли и Лениными.

Для маленьких и непризнанных никем групп русских правых логичней было бы или присоединиться к признаваемым, идейно близким политическим субъектам (составить группу поддержки Мелихова или БАРСа), или вообще отказаться от идеи участвовать в выборах. То, что мы сейчас наблюдаем с их стороны иначе как унижением не назовёшь. Вдвойне страшно, что это унижение вполне добровольное и «националисты за Парнас», в общем-то, не видят себя в иной, более подобающей роли. «Да, мы ущербны, но если мы вот тут тихонько постоим, вы нас в ваш списочек примете, не так ли? Ну помощниками хотя бы возьмёте, а?» На мой взгляд, единственный путь для национал-революционеров в сложившейся ситуации – это решительный бойкот «выборов без выбора». Этим бы шагом национал-революционеры, ничего не потеряв, укрепили бы свой имидж бескомпромиссных врагов системы. Причём решение о бойкоте не вступило бы в противоречие с более технологичными методами работы кенигсбергских национал-консерваторов или Мелихова: таково разделение труда в Русском Сопротивлении, и одни должны бойкотировать, а другие должны участвовать. Вот когда участвуют все подряд, в т.ч. те, кто не должен участвовать – это уже беда.


Политика Правое движение


К началу