29.07.2016 2037

Фундаментальные идеологические различия между правыми и левыми.

Представляем вашему вниманию программный текст по основам правого движения - перевод лекций известного украинского традиционалиста и философа Эдуарда Юрченко, сделанный под руководством соратников Русского Центра.

Все так или иначе слышали этот термин в разных контекстах. Начиная, например, от официальных СМИ, разговоров о политике и заканчивая разговорами, например, в пределах националистического движения. Мы знаем, что националисты, как правило, определяют себя как правые и, в частности, те националисты, которые относятся к азовскому движению в целом. То есть речь идет и о тех, кто находиться в рядах «Азова», и о гражданском корпусе, и о различных движениях, организациях, которые касаются нашего азовского движения. 

Этот момент нам важно разобрать по нескольким причинам: во - первых, это необходимо для того, когда мы в разных ситуациях наблюдаем за нашей политической жизнью, за политической жизнью других стран, когда мы пытаемся выразить свои взгляды. Мы должны уметь хотя бы примерно обосновать, что такое быть "правым" в политическом, в идеологическом, а также в мировоззренческом смысле этого слова. Потому что здесь речь идет о достаточно фундаментальных вещах, которые даже выходят за пределы обычной политической идеологии или даже конкретной партийной программы. Кроме того, мы не должны забывать, что сейчас, например, в СМИ, не редко даже на более высоком уровне пропаганды, когда речь идет о политологии, о статьях в сети Интернет, в печатных СМИ, претендующих на определенный уровень интеллектуальности, довольно часто в неверном понимании употребляется слово «правый», «левый». Когда, например, правых отождествляют со сторонниками капитализма, а левых со сторонниками социальной идеи и так далее. Сейчас очень распространенное отклонение от первоначального понимания этого слова и мы должны это понимать, должны помнить, и в случае чего достаточно четко идентифицировать нашу идеологию и другие родственные ей, которые могут совпадать с нашей в направлении правых идей.
В целом понятие «правый», «левый» появляется более 200 лет назад во Франции в эпоху Французской революции. Потому что на тот момент сторонники этой революции в национальном собрании сидели слева, а те кто поддерживал короля сидели справа от него в процессе заседания национального собрания. Позже такая закономерность сохранялась во многих парламентах мира, когда сторонники традиционных порядков садились справа, а те кто пытались проводить более - менее радикальные реформы или были парламентским представительством революционеров - слева. Здесь возникает интересный вопрос. Парадокс заключается в том, что сейчас в 2015 году правые (особенно крайние правые) оказываются именно в роли революционеров, потому что сейчас мы пытаемся сломать существующую систему и вместо нее создать принципиально другую. С другой стороны, левые (даже если они пытаются позиционировать себя в роли революционеров) оказываются в ситуации, когда фактически они защищают существующую систему. То есть это означает, что правый - это не совсем тот, кто противостоит революции. Сейчас правый - это наоборот авангард революции. 200 лет назад, когда была «старая Европа», левые разрушили и установили ту систему, существующую сейчас. Ситуация была диаметрально противоположная. Поскольку левые сейчас господствуют, правые превратились в борцов против системы.

Мировоззренческие различия. 

Мировоззренческие различия четко установились еще 200 лет назад, когда появились первые правые и первые левые. Правые понимают общество, как живой организм, в котором люди как живые клетки. Из клетки формируются органы, проходят нормальные процессы: старые клетки отмирают, зарождаются новые, органы сохраняются. Всё это вместе работает. Таким же образом существует нация, существует общество. Это нормальный естественный порядок. Мы сейчас говорим, что это тот порядок, который защищают правые, но дело в том, что он на самом деле существовал всегда. Даже если мы достаточно далеко посмотрим в прошлое, еще во времена доисторические. То есть это тот период, о котором мы можем судить на основании легенд, мифологий, религиозных доктрин. Даже в те времена, еще тысячи лет до рождества Христова, существовало представление о том, что в обществе существуют разные категории людей, которые должны быть вместе и каждое сообщество структурируется в зависимости от способностей людей. Между ними устанавливается определенная иерархия. И это - единое целое. 
Нужно отметить, что если мы смотрим на общество с точки зрения правых, то в нормальном обществе не должно быть такой вещи, как эксплуатация. Потому что бессмысленно, например, обвинять мозг в том, что он эксплуатирует желудок. Должен быть и желудок, должен быть и мозг. Все это части единого организма. Соответственно, если мы смотрим на человека, то с точки зрения правых человек не одномерный, как в левых, человек обязательно должен иметь национальную принадлежность, принадлежность к определенному слою населения в составе нации, определенную культурную, религиозную принадлежность, принадлежность к определенной семье. 

Вообще есть много измерений, много идентичностей, которые к нам относятся - это нормально. Других людей в природе не зафиксировано. Даже у первобытных людей все - равно существовала этническая принадлежность, расовая принадлежность, принадлежность к определенному роду. И в течение тысячи лет, когда развивалась человеческая цивилизация, это никуда не девалось. А вот как раз 200 лет назад во Франции выдвинули идею просто абстрактного человека и все, человека одномерной. Не существует абстрактного человека, одномерных людей. Если поставить людей и у каждого ткнуть пальцем, то окажется, что они между собой весьма разнятся. Интересно, что эта идея полностью до сих пор сохраняется и у либералов, и у коммунистов, у всех, кроме правых. Это важный момент, по которому мы опять же можем отличать правых от левых. Это общество и то, как воспринимается человек. Если мы воспринимаем человека с учетом всех природных различий между людьми. 

Если мы понимаем общество как живой организм, значит мы - правые. 

Как либералы воспринимают общество: для них человек - это некий атом и эти отдельные атомы между собой летают, они никак не связаны. Все это идеал либерализма. Для «красных» большевиков, коммунистов, человек - это винтик. Они берут эти атомы (каждый из них одинаковый), лепят из них механизм - это социализм сталинского образца. И эти винтики можно засовывать, перерабатывать. Вот так они смотрят на общество. Для правых общество - это организм, безусловно, его можно менять. Но вы понимаете, например, превратить человека крупной комплекции в человека худого или наоборот, это несколько сложный многослойный процесс, чем заменить детали в компьютере. Это иллюстрация того, что такое общество для правых, а что такое для левых. Как правые проводят реформы: они перестраивают организм, но при этом организм остается собой. Они лечат, усиливают, улучшают. Понятно, что это как в природе, все меняется. Но это совершенно другой подход. Из этого возникает другой вариант, другой важный момент с помощью которого мы можем идентифицировать определенную политическую силу по ее ценностям. 

Левые выступают за равенство, правые выступают за иерархию. 

Потому что в правых это логично вытекает из того, что мы понимаем общество как живой организм. То есть идея иерархии всегда существует в правых, левые наоборот всегда выступают за равенство. Либералы говорят, о политическом равенстве, но позволяют людям зарабатывать деньги. Коммунисты идут дальше, они еще требуют чтобы все были равны по своему материальному положению. Но по сути они одинаковые, потому что они считают, что люди - это одномерные существа, которые должны биты между собой равны. Правые наоборот считают, что иерархия - это благо. И так должно быть. 

Сразу надо отметить, что идея иерархии тесно связана с идеей справедливости. Правые не считают, что справедливость - это равенство. Для правых справедливость - это соотношение прав и обязанностей. 

Например, в Средние века главной профессией у представителей аристократии была война. В традиционном средневековом обществе аристократ - это воин. Он не может не воевать, все вертится в его жизни вокруг этого. Простые люди не брались за оружие в принципе или в крайнем случае. А средневековый аристократ буквально рождался с мечом в руках и хоронили его с мечом. То есть хочешь ездить на лошади, чтобы тебе кланялись - проливай кровь свою и вражескую. Хочешь обрабатывать землю, чтобы тебя не забрали на войну - тогда будешь платить налоги и снимать шапку перед тем, кто проливает кровь. Также существовали теоретические моменты, когда можно было подняться с неарестократов до аристократов - это записаться к добровольцам, которые служили аристократам, проявить себя на войне человеком, который не просто борется, чтобы выжить, но живет ради того, чтобы драться. Такие люди имели право на реабилитацию. На получение благородного статуса и выше. То есть с мечом в руках можно было получить более высокий статус. Другой вариант: с помощью интеллекта и обучения «прорваться». Опять же священнослужители также имели роль современной интеллигенции. 

То есть с точки зрения правых справедливость - это не равенство, это когда права уравновешиваются с обязанностями. 

Если у человека мало прав, то с него никто и сам не спросит. Чем больше ты прав, тем больше у тебя обязанностей. Иногда этим долгом может быть (в прямом смысле этого) отдать жизнь. Например, та же средневековая аристократическая этика предусматривала ситуацию, когда воин был обязан вступить в бой на 100%, зная, что он не вернется живым. Но это была плата за высокий статус, за то, что их родители, дети, внуки имеют право оставаться на высоком уровне общества. Опять же хорошо быть представителем элиты, но когда большим счастьем является дожить до рождения первого ребенка, понимаешь степень платы за это.
На практике идея равенства, которую пытаются реализовать левые, принимает совершенно неадекватный характер. От этого страдают именно те непроводящие слои общества, которых они якобы защищают. Также на практике равенство не бывает без страдания невинных людей, без раскулачивания. Если даже государство очень долго не вмешивается в жизнь людей, то они довольно скоро между собой начинают устанавливать иерархию.

Нация. 

Для правых нация - это расширенная семья, а не просто совокупность людей с паспортами, как сказал Т. Г. Шевченко: «Сообщество и мертвых, и живых, и нерожденных». Мы биологическое продолжение наших предков, прямое продолжение, у нас существуют их гены. И так же мы в себе несем и гены, и определенное духовное наследие, которое мы должны передать следующим поколениям. То есть нация включает в себя и тех, кого уже нет в материальном мире, и тех, кто еще не родился. Мы несем ответственность и перед теми, кто уже ушел из этого мира, и несем ответственность перед еще нерожденными детьми. Они имеют право родиться, поэтому мы должны защищать наш народ, это очень важно. Так понимают нацию правые. В основе нации существует этническое понимание. Но в семью входят не только те, кто в ней родился, но и в семью можно войти через усыновление, через братство. Это не значит, что ты вошел в семью, потому что тебе предоставили паспорт, но ты ничего не сделал. Наши собратья из других стран, воюющих в зоне АТО, имеют право на усыновление нашей нацией. Такие случаи всегда были в истории. Даже когда был родовой строй, всегда можно было при особых обстоятельствах войти в род. Так же и с нацией. А для левых нация - это совокупность людей с паспортами. При этом не учитывается ни культурные особенности, ни происхождение, ничего. Уже в революционном конвенте во времена Французской революции было несколько чернокожих депутатов, которые происходили от негров с французской колонии. Для французских революционеров они были французами, потому что пели «Марсельезу», им выдали паспорта. То есть уже тогда левые были интернационалистами. Для левых существования национальностей - это проблема, они хотят, чтобы национальностей не было. Правые считают, что нации должны существовать.

Отношение правых и левых к такому понятию как Традиция (не традиции, а именно Традиция).
Традиции - это определенные бытовые вещи, такие как поздороваться первым со старшим и так далее, это основа нашей культуры. Но существует такое понятие как «Традиция». Ее можно определять по - разному. Но в нашем контексте, приближенном к идеологии, к общественно - политической позиции, Традиция - это идентичность, то что делает народ им самим. 

Речь идет даже об определенных типах людей. Традиция - это тот стержень, который остается неизменным независимо от того, как меняется мир вокруг нас. Представления о добре и зле, о порядочности, непорядочность, о том, например, как человек должен себя вести может колебаться в зависимости от ситуации, но оно не может быть отвергнуто. Многое меняется, меняются формы, но содержание сохраняется. Так же и на счет воинов. И во времена каменного века, и в эпоху Средневековья, и в будущем всегда презирали и будут презирать трусов и предателей. Изменение оружия сущности не меняет. Воин должен остаться воином. Украинец должен оставаться украинцем. Мужчина должен оставаться мужчиной. Женщина должна оставаться женщиной. То есть правые стоят на стороне традиции. А левые говорят, что такую вещь так придумали определенные люди, потому что им так захотелось, и ее можно отменить. Понятно, что от отношения к Традиции вытекает отношение к духовным ценностям. 

Правые никогда не были материалистами. Правые всегда поддерживали идеалистическую позицию, всегда поддерживали религию в широком смысле этого слова. 

То есть понимание того, что кроме того, что мы можем что-то взвесить, потрогать, померить существуют еще какие-то вещи, которые стоят выше наш материальный мир. В целом праве всегда выступали за то, что существуют истины, которые находятся по ту сторону нашего материального мировоззрения, какие-то высшие ориентиры. Современная наука свидетельствует о том, что даже первобытные люди уже чествовали умерших предков и богов. И сейчас большинство людей так или иначе тяготеет к религии. А впервые люди материалистически - атеистического мировоззрения были зафиксированы в 17 веке. Как пишут большинство современных учебников, материалистические философы существовали еще во времена античной эпохи. Это не верно. Это были философы с определенной магической школы, они реально занимались магией, они впервые составили представление об атомах. Коммунисты их записали к первым атеистам и материалистам. Это не правильно, они просто были обращены больше к материальному миру и с помощью магии хотели управлять. Как показывают исследования, мировоззрение материализма нехорошо влияет на сообщества. Для человека естественно тянуться куда-то туда, за пределы нашего мира. Концентрироваться в материальном мире нехорошо. Есть много теорий, которые современные материалисты не могут объяснить. 

Например, сказка о Золушке. Сказка - это упрощенная версия мифа, мифологического представления. В мире существует около 300 версий сказки о Золушке. Причем эта сказка была во многих народах, культурный обмен между которыми был невозможен. Таких моментов очень много. Например, когда похожая символика появляется в разных народах, одинаковые мифологические сюжеты. Последние годы появились интересные исследования. Специалисты, которые исследуют поведение людей и животных, исследовали человеческие сообщества религиозные и нерелигиозные. 

Оказалось, что нерелигиозные сообщества менее длительные как община, общество. Они быстрее распадаются, морально деградируют и так далее. Религиозные - имеют неограниченный срок существования. Также было обнаружено интересный момент: более устойчивыми являются те сообщества, в которых жёстким является устав, то есть высокая насыщенность с исполнением обрядов, определенных правил. Там, где люди всегда находятся в общении с сакральным, со священным, божественным, сверхчеловеческим, там существует определенная зарядка, тонус этого сообщества. Сейчас об этом свидетельствуют данные различных ученых, которые исследовали это как явление. Поэтому правые всегда были против французской революции. Потому что уже французские революционеры, позднее большевики, пытались воевать против религиозных верований. Также они прославились тем, что трижды заставляли французский народ менять вероисповедание. Сначала они вместо католической церкви, к которой принадлежит большинство французов, хотели создать свою искусственную. Затем они пытались создать государственный атеизм. А потом искусственно придумали культ духовного существа. Это очень хорошо характеризует отношение левых к такому понятию как «свобода совести людей». В течение трех лет три религиозные или антирелигиозные доктрины пытались навязать второму по количеству европейскому народу. 

В правых могут отличаться взгляды на то, какую религию поддерживать, потому что это личный выбор каждого. Это не означает, что атеист не может быть прав. Просто он должен относиться к этому с позиции правого. То есть, что духовные поиски человечества, которые включают в себя и религию, и мифологию, и легенды, и традиции - это важная часть нашего наследия, которая должна быть сохранена. 

А во что верить или нет - это дело личное. Внешне это человеку нельзя навязать. Левые наоборот все это пытаются уничтожить, потому что они хотят сделать людей материалистами для того, чтобы они воспринимали мир одинаково. Те же религиозные верования людей между собой различают и позволяют людям себя по - разному реализовывать. Даже в пределах одной религии могут быть разные пути духовной реализации. Верующий - это понятие растяжимое даже в пределах христианства. А материализм он везде одинаков.

Итак, правые выступают за общество как живой организм, иерархию, Традицию, национализм и духовные поиски. Левые выступают за общество как механизм, равенство, интернационализм, отвержение самого понятия Традиции и материализм. 

А вот в середине этих базовых ориентиров существует еще куча разных различий. Например, существуют коммунисты - сталинисты. Существуют левые анархисты. Так же и среди правых есть разные направления, которые могут отличаться, например, в отношении к финансовой политике. Довольно важный момент, когда правые говорят об экономике - это для них не ключ к получению какой - то абсолютной справедливости, а просто нормальный вопрос: как лучше наладить экономику для блага нашего народа. Кто-то может выступать за рыночные отношения, кто-то наоборот, но в правых одна система ценностей и они могут нормально между собой разговаривать. А вот левые считают, что экономика существует для того, чтобы получить счастье или служит в качестве инструмента угнетения. Их материализм проявляется в том, что все сводится к экономоцентризму.

Эдуард Юрченко и Русский Центр


Политика Общество Идеология Правое движение статьи


К началу