10.07.2018 108

И. Михеев: Главный сериал современности для новых правых

Сериал «Чёрное зеркало» нельзя назвать совершенно неизвестным правому зрителю, но мне кажется, что на данный момент он не получил и половины заслуживаемого внимания и признания. Особенно на фоне ставших культовыми красивых и захватывающих, но сугубо развлекательных сериалов, которые хотя и повествуют о близких сердцу рядового правого активиста вещах, таких как война и любовь, но не способны и не претендуют вызвать обсуждение актуальнейших философских вопросов. «Чёрное зеркало» же, созданное английским писателем и телеведущим Чарли Брукером, выносит на обсуждение как минимум по одному такому вопросу в каждой из серий! По сути, все эпизоды являются отдельными короткометражными фильмами, поскольку не связаны между собой ни сюжетом, ни актёрами, ни временем или местом повествования. Они отличаются даже степенью абстрагирования от реализма в изображении мира – если в первой серии, например, полностью отсутствует элемент фантастики, то уже во второй действие происходит в совершенно аллегорическом мире условных символов. Впрочем, большая часть эпизодов (могу говорить лишь о первых двух сезонах, которые успел посмотреть) балансирует посредине, показывая лишь слегка модернизированную реальность. Связь же всех новелл состоит в том, что они воспринимаются как одна большая антиутопическая мозаика, изображающая влияние новейших технологий на отношения между людьми. Само название сериала является метафорой гладкого, холодного экрана современных электронных гаджетов, окруживших нас со всех сторон, однако речь идёт не только об информационных технологиях. Так, в одной из серий задета тема создания биороботов (хотя опять же в спайке с темой соцсетей).

Сериал является одним из немногих произведений, пытающихся буквально на ходу отразить в культуре тот масштабный переворот, который производится в обществе различными техническими изобретениями прямо на наших глазах. И это отражение, как того и следует ожидать исходя из сути происходящего, а так же самого названия сериала – достаточно чёрное. Однако помимо вполне неолуддитской сатиры, которая сама по себе заслуживает благодарности со стороны новых правых, не способных на данный момент самостоятельно реализовывать подобные медиапроэкты, во многих сериях можно разглядеть и другой, не менее значимый пласт содержания. Речь идёт о таких вневременных проблемах, возникающих в социуме, как отношение личной чести и общественного блага, соразмерности вины и наказания, и т.д. И в этом смысле лаконичные этюды «Чёрного зеркала» вполне способны тягаться с лучшими полнометражными фильмами, такими как нашумевший «Кориолан», снятый ни много, ни мало по Шекспиру!

Словом, рекомендую всем, кто ещё не успел – ознакомиться с произведением Брукера!

Лично мне больше всего на данный момент понравилась гениальная вторая серия под названием «15 миллионов заслуг» – это просто самое сильное из всего, что я посмотрел за последние годы. В ней повествуется о том, как сердце главного героя, испытывающего простые искренние чувства к такой же простой девушке, разбивается в столкновении с жестоким миром коммерционализированного общества потребления, а затем это же общество поглощает и его искренний протест (и здесь в сознании правого зрителя, особенно меломана, возникает сразу масса параллелей, проводящихся вплоть до мелких деталей). Предупрежу, что главный герой – негр, а девушка, в которую он влюблён – белая. Но как бы это ни звучало неожиданно из моих уст – данная ситуация идёт лишь на пользу произведению, лишний раз подчёркивая ценность заложенного в сюжете смысла, который не стушёвывается даже какими-то внешними раздражителями, тем более, что пропаганду расового смешения (в сериале не состоявшегося) там усмотреть довольно сложно.

Вероятно, что эта серия произвела на меня такое впечатление именно по тому, что хотя её действие происходит в нарочито фантастических декорациях полу-виртуального общества, затронутая в ней моральная проблематика с развитием технологий вовсе и не связана, а фантастика здесь в большей степени выступает активизирующим выразительным средством, подобным тому, к которому ради большей наглядности и краткости изложения прибегает баснописец, заставляющий разговаривать ослов и свиней.

Я подробно остановился только на одной из многих достойных серий ещё и по тому, что как раз буквально на днях, читая главный труд Эрнста Юнгера «Рабочий. Господство и гештальт», натолкнулся на слова, 80 лет назад выразившие ту же страшную мысль, что заложена в «15 миллионов заслуг», и подвигнувшие меня быстрее написать эту заметку про понравившийся сериал:

«Общество обновляется в ходе мнимых нападок на самое себя; его неопределенный характер или, скорее, его бесхарактерность позволяет ему вбирать в себя даже самое острое свое самоотрицание. Средства для этого двояки: оно либо относит отрицание к своему индивидуально-анархическому полюсу и включает его в свой состав, подчиняя своему понятию свободы; либо вбирает его в себя на будто бы противоположном полюсе, где располагается масса, и посредством расчетов и согласований, посредством переговоров или разговоров превращает его в демократический акт.

Свойственный ему женский образ мыслей сказывается в том, что всякую противоположность оно стремится не отторгнуть, а вобрать в себя. Где бы ни встретилось ему то или иное притязание, заявляющее о своей решимости, оно идет на утонченный подкуп, объявляя его очередным выражением своего понятия свободы и таким образом придавая ему легитимность перед судом своего основного закона, то есть обезвреживая его.

Это придало слову «радикальный» его невыносимый бюргерский привкус, и, кстати говоря, благодаря тому же сам по себе радикализм становится прибыльным занятием, которое доставляло единственное пропитание одному поколению политиков, одному поколению художников за другим. Последнюю свою лазейку глупость, наглость и безнадежная заурядность находят в том, что расставляют сети на простаков, украшая себя павлиньими перьями радикального и только радикального умонастроения».

 

 

 

 

Общество Правое движение


К началу