28.08.2017 2124

Рубрика "Открытая трибуна": ИДЕЯ КИЕВА (статья киевского националиста об Украине-Руси и Российской Федерации)

Когда говорят о прошлом народов, то нередко, при выделении особо замечательного периода всеобщего благоденствия и цивилизационного величия, прибегают к такой метафоре, как «золотой век».

Примеры золотого века можно приводить очень долго. Когда-то Швеция утвердила своё превосходство на Скандинавском полуострове, став великой европейской державой. Испанская Империя поражала воображение своим грандиозным размахом. Когда-то Великобритания была страной, над которой никогда не заходило солнце. Поляки с достоинством готовы рассказать о Первой Речи Посполитой в границах до 1772 года. 

Величие крупных суверенных государств основывалось на огромных ресурсах, притоку которых способствовала самоорганизация, дерзость и высокое качество национальных элит, не упустивших свой шанс.

При этом нет такой исторической закономерности, что золотой век обязательно должен быть всего лишь однажды. Периоды падений могут сменяться периодами взлёта, когда страна расправляет плечи, превращаясь из сателлита и данника в великую державу, отодвигая своего неприятного соседа на периферию истории. Обстоятельства, способствующие взлёту важно заблаговременно видеть и начинать готовиться, чтобы в нужный момент заявить права на ресурс в каком бы виде он не воплощался. Лучше всего, если эти права будут обоснованы военной силой и совсем замечательно, если одновременно права будут выражены в ментальном родстве с простыми людьми, общности усилий в подчинении геополитического пространства. Да и можно ли отказываться от наследия, созданного при значительном вкладе предков. В контексте данной статьи точнее будет использовать термин – наследство. Речь идёт о российском или русском наследстве, раздел которого будет логическим финалом политики наследников Красного Хама. Именно логика развития России после 1917 года даёт нам возможность предвидеть крах московской государственности и начало колоссальных процессов создания новых форм общественного устройства. Сразу скажем, мы не злорадствуем от неизбежной утраты населением современной России их государства, мы смотрим на это с прагматической точки зрения и с изрядной долей сочувствия к нашему исторически и этнически близкому русскому соседу, осуждённому на заклание обезличенному большевистскому божеству.

Поскольку нынешняя украинская власть станет просто наблюдать, разинув рот за тем, что будет происходить в РФ после пришествия хаоса, то в наши обязанности входит исполнение плана из двух пунктов: во-первых, при максимальной самоорганизации и всеоружии встретить эпоху раздела русского наследства; во-вторых, не смотря на всю инертность власти и общества разъяснять и работать с ними для обозначенной цели, ведь  без государственной власти сил будет явно недостаточно. Поставленная задача, несомненно, является чрезвычайно трудной, но ведь без труда, как в русской пословице говорится, не вытащишь и рыбку из пруда, а уж про наступление золотого века и говорить не приходится.

Мы считаем необходимым попытаться сформулировать концептуальную модель восточной политики, которая бы предполагала интеграцию регионов Российской Федерации в состав национальной Украины-Руси.

Великий киевский князь Святослав заложил экспансионистскую модель внешней политики, которая при его жизни доставила нашему народу неумирающую не то, что в веках, в тысячелетиях славу и позволила нам выстоять, отвоёвывая своё и принося месть любым обнаглевшим скопищам. Победоносным мечом Святослава было указано место в истории хазарам, камско-волжским булгарам, аланам, ясам, косогорам и была задана планка русскому государству быть одним из самых сильных государств Европы. Схожей со Святославом по историческим масштабам фигурой на восточноевропейском пространстве был лишь Петр I. Так уж сложилось, что Святослава украинцы и граждане России делят, но признавая бесспорность исторической взаимосвязи между ними, имеет полное право на жизнь точка зрения, что Святослав заложил фундамент Российской Империи, честь официального и торжественного открытия которой принадлежит Петру I. Между Святославом и Петром пролегает огромная работа государственного строительства, проделанная предшественниками Петра. Глубоким символизмом обладает тот факт, что одним из идеологов провозглашенной Петром Российской Империи был этнический украинец Феофан Прокопович, ярый приверженец теории просвещённого абсолютизма.

Вклад в укрепление России гетмана Мазепы, конечно, не столь однозначен. Мазепа был истинным патриотом Украины, всецело поглощенным идеей независимости, на чьей бы стороне он не воевал. Что Карл, что Пётр, всё едино. Но трагически просчитавшийся в случае с Карлом, только и всего. Ведь на самом-то деле не стремление удовлетворить верноподданнические чувства к тому или другому императору двигало Мазепой. Исторические реалии вынуждали его лавировать, воюя на стороне царей, чьи державы переживали свой золотой век. Его стратегия на историческую будущность Украины была однозначной и ей было подчинено всё:

Давно замыслили мы дело;

Теперь оно кипит у нас.

Благое время нам приспело; 

Борьбы великой близок час.

Без милой вольности и славы

Склоняли долго мы главы

Под покровительством Варшавы,

Под самовластием Москвы.

Но независимой державой

Украйне быть уже пора: 

И знамя вольности кровавой 

Я подымаю на Петра.

Готово всё: в переговорах  

Со мною оба короля;

И скоро в смутах, в бранных спорах,

Быть может, трон воздвигну я.

 

Однако, говоря об историческом балансе военных выступлений Мазепы, нужно припомнить и счёт за существенную помощь мазепинских казаков в деле азовских походов. Итогом этих походов было появление у России первого регулярного военно-морской флота.

Автор внешнеполитической доктрины России известной историкам, как «Греческий проект», князь Александр Андреевич Безбородко прославил эпоху Екатерины Второй тем, что в результате его дипломатических стараний Турция в 1793 году признала присоединение к России Крыма, им был подписан международный договор об третьем, окончательном разделе Польши в 1795 году. «Греческий проект», предполагавший воссоздание Византийской империи со столицей в современном Стамбуле и выбираемым Санкт-Петербургом императором во многом определил внешнеполитический путь России. Светлейшему Князю Александру Андреевичу, мировоззрение которого было насквозь проникнутого идеей развития и сохранения империи, принадлежит высказывание, вошедшее в историю: "Не знаю, как будет при вас, а при нас ни одна пушка в Европе без позволения нашего выпалить не смела". При всём при этом он никогда не забывал своих корней и помогал в решении различных вопросов своим землякам, всегда находившим в его лице своего могущественного покровителя.

Если сильно увлечься, перечисляя украинцев, отдавших свою жизнь и положивших все силы на строительство России, то можно сильно превысить рамки данной статьи не оставив достаточно места на изложение основной сути. Но, тем не менее, мы не можем не вспомнить уроженца Полтавы, отпрыска известного украинского казацкого рода, генерала-фельдмаршала Российской Империи, наместника Царства Польского, полного кавалера ордена Св. Георгия, Ивана Фёдоровича Паскевича. В войне 1812 года Паскевич принимал участие в решающих сражениях и в статусе командующего дивизией брал Париж. Был награждён титулом графа и наименованием «Эриванский» за победу в войне с Персией 1828 года. В ходе очередной русско-турецкой войны громил турецкую армию в 1829 году. Уничтожил революцию в Венгрии и подавил восстание в Польше.

А также Милорадович, Котляревский, Хрещатицкий, Кочубей (министр внутренних дел РИ) и пр. и пр. Все эти люди, воины и государственные деятели, защищали, расширяли, укрепляли Россию, наряду с русским народом. Советский период это вообще отдельная история, вклад украинцев в продолжение освоения просторов России и государственное строительство (как таковое) огромен. Дальний восток, русский Север, везде в этих краях вклад украинского народа имеет если не определяющее, то очень весомое значение. Мало кто помнит, но Газпром начал создаваться исключительно за счёт сил и таланта украинских специалистов, ведь до 70-х годов 20-го века основной объём газа в СССР добывался в Украине, трубопроводы тянулись вплоть до Москвы, а после обнаружения крупных месторождений в Сибири украинские специалисты были мобилизованы на создание соответствующей газовой инфраструктуры. Если взять на себя труд подытожить все вольные и невольные усилия украинцев по развитию российской сверхдержавы, то выяснится, что украинский пакет акций второй по величине после, собственно, русских акционеров. Хотя и подытоживать ничего не надо, ведь речь идёт об очевидном. На этом месте надо сделать паузу в ожидании, когда чувство гордости сменится глупым настроением обиженности, дескать, «москали» всё прибрали к рукам, и попытаться понять, что это настроение порождает некрофильскую, лузерскую форму мышления, предопределяющую лузерскую траекторию развития. Гораздо более разумным подходом является имперско-постмодернистское восприятие: украинцы работали совместно с русскими на общее дело создания ресурсной базы государства во времена, когда столица данного государства была в Москве, но с конечной целью перенести столицу в Киев. 

Заранее надо ответить на возможную язвительную реплику про исторический вклад в создание российского государства немцев и французов, и на их право получить на этом основании крупные суммы в пользу немецкого и французского государств. Ответ прост. Одно дело быть наёмниками на российской службе и в своё время получить за это полный расчёт, другое дело, когда история народов тесно переплетена и пропитана ментально-культурным родством и ежечасным взаимодействием, начиная с самого низового, народного уровня.

Украинские казачьи полки не для того дрались с Наполеоном, чтобы сегодня какой-нибудь «вышиватный» делегат в антимоскальском угаре растворил своей желчью память о подвигах предков и с памятью право и возможности обладания колоссальным русским наследством.  Наряду с казачьими, Наполеона рубили наши гусарские, драгунские, пехотные, гренадерские, конноегерские и уланские полки. Наш народ не настолько богат, чтобы забывать об этих жертвах.

В 2014 году процесс национальной самоидентификации украинцев получил значительное развитие, но в результате войны и не до конца проведённой люстрации настроение революционного воодушевления было отравлено некоторым разочарованием. Казалось бы, Украина проиграла битву за своё великое будущее, довольствовавшись местом «Албании» в европейском сообществе. К сожалению, международная обстановка и отсутствие достаточного политического опыта не позволили националистам занять властные кабинеты. Тем не менее, Украина пока не проиграла войну. Завтрашний день украинских националистов внушает оптимизм. Чего не скажешь о текущих перспективах русских националистов и вообще русского народа, чью эру ждёт бесславный закат и, вероятно, ещё при путинской жизни. Так уж заведено, что любое общество когда-то завершает свой путь и всё его достояние наследуют наиболее расторопные соседи. «Русский мир» использовал почти все остатки своей пассионарности на попытки привести окружающий мир в соответствие с представлениями чекистского клопа, что закономерно привело Россию к смертельной черте. Но пассионарность Украины-Руси далеко не исчерпана и после того, как мы почтим память нашего восточного партнёра минутой молчания, мы имеем хорошие шансы интегрировать российские просторы, если откроем в себе размах государственного подхода и протянем руку братской помощи русским, понявшим в очередную трагическую минуту своей истории, что они потеряли, позволив им воплотиться в украинском обществе и продолжить исторический путь в привычном, но позабытом геополитическом формате. А именно, основываясь на мировоззренческом примате, что Киев – мать городов русских.

Но восточные территории не могут свалиться на нас просто так в виде дара небес. В первую очередь нужно нам самим осознать приоритеты и в соответствие с ними составить план на будущее. Это осознание имеет большую важность ещё и потому, что делает наши претензии на национальное лидерство более обоснованными, открывая тем самым высшие, трансцедентальные источники силы.

Осознание своих приоритетов и создание соответствующих планов на будущее это закономерное явление для любого независимого государства. Но каковы планы таково и государство. Планы Китая, стать бесспорным азиатским гегемоном и прихватить российский Дальний Восток отчасти воплотились; планы США стать мировым гегемоном имеют немалый прогресс; планы Японии прибрать Курильские острова и Сахалин не воплотились, но их не назовёшь несбыточной мечтой. И так далее. А какова внешнеполитическая доктрина Украины? В чём вообще наша миссия? Балто-черноморский союз? Бесспорно. Это что касается западного направления. Но ведь на Востоке начинается не безвоздушное космическое пространство, там страна, возвеличиванию которой немалую службу послужила пассионарность украинского народа. Для этого в наших интересах, не теряя времени, отнести восточное направление вплоть до Тихого океана к зоне украинских национальных интересов и действовать в соответствии с этой доктриной. Украина от Сана до Дона или Украина Степана Рудницкого это программа минимум.

Для воплощения программы максимум, пока Российская Федерация пыжится перед крушением, мы должны хорошенечко поработать над освоением популярности Майдана в умах тех русских, которые по всей вероятности могут быть кадровой базой, лояльной киевоцентристской модели постпутинского устройства новой Руси от Сана до Тихого океана. После Майдана в умах российского альтернативного политического класса произошел экзистенциальный надлом и, не смотря на все старания первого постмайданного поколения чиновников, сознание этих людей уже не поменять. Они знают, что Украина смогла выгнать своего Путина. Однако в силу того, что 100 лет советской и необольшевистской власти смогли перемолоть идентичность большей части населения РФ (русскими мы называем их лишь условно), не марионеточным политическим лидерам России пока сложно найти свою социальную базу. В связи с этим русские политики поделились на  две категории. На тех, кто с упорством достойным лучшего применения продолжают искать эту базу, веря в чудесный протест. И на осознавших, что перемолотая идентичность породила у отвергнувших уродину Интернационала запрос на новое рождение. Этот запрос уже сам по себе ресурс. Это одно из оснований власти. Власть это ведь в первую очередь не структура чиновников с силовиками, настоящая власть есть подчинение некоему идеалу, живому образу. В этом смысле образ десоветизированного Киева для многих русских куда большая власть, чем административно-командная вертикаль Владимира Путина. По нашему мнению, именно на базе этого образа идентичность населения РФ, да и самого альтернативного политического класса, может быть сформирована заново. Успех формирования новой идентичности будет опираться ещё и на архетип Киевской Руси, к которому нужно обратиться. К тому же этот путь для некоторых русских может стать достойным этапом схватки с марксистской химерой.

Итак, государственный аппарат и общественные институты Новой Украины должны начать работу по созданию практических механизмов формирования и развития у русских лояльности к киевской власти, то есть, другими словами, работу по пробуждению у русских их истиной идентичности. Быть может, трудно поверить в успешность начинаний, да и нам самим ещё надо во многом подтянуться, чтобы наш образ ярче заиграл привлекательными красками, но история знает много проектов, в успешность которых мало кто верил, однако терпеливая и долгая работа давала хороший результат.

Нужно создавать специальные интернет-порталы, нужно вывозить лидеров общественного мнения (тот самый альтернативный политический класс) России в Украину, проводить с ними конференции, рассказывать о позитивных изменениях. Нужно наладить систему негласного взаимодействия с политическими активистами регионов РФ. Нужно предоставлять убежище политическим эмигрантам и добровольцам. Нужно поощрять лояльные СМИ, чиновников, политиков. 

Заранее, то есть до начала миротворческой интервенции, в подробном плане необходимо рассмотреть, проанализировать и утвердить подходы ко всем ключевым населённым пунктам и социальным группам Российской Федерации. Судьбу Москвы необходимо рассмотреть отдельно. Там, скорее всего, без временной диктатуры против врагов русского и украинского народа обойтись не получится. Для скорейшего расположения русского населения должно быть организовано: 

1. Депортация иммигрантов;

2. Объявление политической свободы;

3. Гарантия сохранения собственности и вкладов населения;

4. Публичные судебные процессы против главных коррупционеров;

5. Возвращение русских во все сферы бизнеса;

6. Расправа с этнической орг. преступностью;

7. Запрет всех парламентских партий с поражением в правах всех участников;

8. Разъяснительная работа, что новая власть это подлинная русская власть, в интересах которой сохранение статуса ядерной сверхдержавы.

При известных усилиях украинской стороны вполне реально на территории РФ наладить связи с «антигиркинской» оппозицией, как в националистическом, так и в либеральном лагере. Успешное развитие этого начинания могло бы стать колоссальным фактором давления на Кремль. В самом деле, если сотни тысяч людей в РФ демонстрируют лояльность нашему государству, то почему мы ничего не делаем для взаимодействия с этими силами? Большим упущением было то, что мы даже не попытались оказать протекцию энтузиазму этих активистов. Ведь с поддержкой заинтересованного государства любой энтузиазм может горы свернуть. Или так можно делать только Российской Федерации на территории Украины? В идеале имело бы смысл даже создать для них (например, на принципах реформы по децентрализации) на небольшом клочке земли административно-территориальное образование, другими словами фасадную «альтернативную Россию», в которой допустить к власти дружественных нам русских националистов. И широко освещать их успехи в хозяйстве и управлении. К этому явлению будут устремлены миллионы взоров граждан РФ, люди убедятся на реальном опыте, как под властью Киева живёт и процветает Русь, точнее небольшая её часть. Так зерно идеи Киева пустит свой первый росток. 


Геополитика Политика Идеология статьи


К началу