02.12.2016 2037

Игорь Гаркавенко - Миф о Дикой Охоте. Выступление на ASGARDSREI IV

Игорь Гаркавенко – известный поэт-революционер, философ и бывший узник совести. Год назад Игорь открывал четвертый ASGARDSREI специально подготовленной лекцией о Дикой Охоте, и в преддверии грядущего мероприятия, мы публикуем полную видеозапись и стенограмму его выступления. 

 

Прежде чем мы перейдем к основной теме, я хотел бы вам сказать о таком понятии как Миф. Если вы хотите прикоснуться к такому явлению геополитики, психологии, социологии, сакрального и эзотеричного, примордиального как Европа, вам ничто иное не поможет, кроме как Миф и точка зрения Мифа. 

 

Миф имеет кардинальное отличие от религий. ( как мы знаем религий было три ) Это Аврамические религии, других не было. Все остальные называются как то по-другому. Это все те, которые возникли на Ближнем Востоке. Так вот, если вы попытаетесь прикоснуться к Европе с точки зрения Ближнего Востока и одной из этих религий, у вас совершенно ничего не получится. Ибо все эти религии, несмотря на свои антагонизмы , разногласия и вражду, согласны в одном, что сначала было слово. Поэтому их называют религиями откровений, религиями письма, религиями книги и тд. Миф - это нечто совершенно обратное. 

Миф говорит о том, что, не более или менее как в начале, было дело. «Для того что бы этот мир возник» -говорит Миф, нужно было сразиться с достаточно страшным и ужасным существом кому то, кому это могло оказаться по силам, и победить, для того что бы Мир возник. Для того что бы через три месяца или четыре была весна, мы привыкли к тому что она есть всегда, а в области мифологического она есть далеко не всегда и иногда нужно ее заслужить, ибо ее охраняет какое то чудовище, с которым опять же нужно сразиться, убить, и нормально прикопать, для того что бы у нас была весна, для того что бы завтра взошло солнце, нужно сражаться , нужно убивать. Если кто то вам дорог и он уже оказался в мире мертвых , в аду или в раю, где бы то ни было, и вы считаете что его место здесь, вы опять же, согласно Мифу, должны сделать ровно тоже самое, что вы должны были сделать во всех предыдущих случаях. Вы должны будете соблазнить Богиню , вы должны будете украсть что-то у какого то Бога, вы должны будете с иным Богом сразиться не на жизнь, а на смерть. На абсолютную смерть, на раз и навсегда. Для того что бы того, кто вам дорог , вывести буквально за руку из мира мертвых, из ада или из рая, вам безразлично. Главнее, чтобы он был здесь. 

 

Поэтому Миф, пароль Мифа - вначале было Дело. Пароль религий откровений, религий писания , религий книги – вначале было Слово. Исходя из этого я хочу вам сказать, что где бы Европеец не оказался в течении всей Мировой Истории , тогда, когда он был на высоте своего статуса ,он был достаточно духовный , эзотеричный, сакральный , почти Сверхчеловек, или же тогда, когда он был достаточно профаничен, материален, но всегда в иных атласах, в иных меридианах планеты его ожидали и воспринимали не с точки зрения слова, а только с точки зрения действия. 

Например мы можем взять Александра Македонского, который у них зовется в Азии как Искандер Зулькарнайн , он оказался достойным того, чтобы о нем сказал Коран и Библия, так вот ни одного слова его там нет, ни одной фразы его, ни одной скрижали его там нет. Там есть только то, что он дошел до края полуночи, он дошел до демонических сфер, он их победил, он их запечатал и построил там стену, которая должна воспрещать им прорыв и вход сюда. Когда эта стена разрушиться наступит тот самый конец света, Армагеддон. Когда какой-нибудь белогвардейский генерал с рыжей бородой, потомок тевтонских рыцарей и пиратов в одном лице, со своим дикой Азиатской дивизией оказывается в Монголии, он заслуживает не больше , не меньше как того что бы его обозначили там - Бог Войны, что бы после этого какой-нибудь поэт о нем написал такие слова: 

 

«Я слышал: 

В монгольских унылых улусах, 

Ребенка качая при дымном огне, 

Раскосая женщина в кольцах и бусах 

Поет о бароне на черном коне...». 

 

Европеец, где бы он ни был, он ожидаем с точки зрения действия , он ожидаем с точки зрения того, чтобы придти и всех убить , он ожидаем с точки зрения того, что он может придти и всех завоевать, он ожидаем с точки зрения того, что он может придти и всех спасти, он ожидаем с точки зрения того, что он может придти и своим действием Сакрального, самого что ни на есть физического и метафизического характера , пробить им или задать некую метафизическую эру процветания. Европеец - всегда субъект действия. Есть такой очень интересный сакральный процесс , ритуал – этот процесс заключается в том что мы тут можем закрыть все двери и осуществить наш с вами ритуал, он будет всегда заключаться в одном, что с помощью ведущего или без него, но некий неофит должен будет в некой форме эзотеричной, сакральной , священной имитации , пройти этапы некого первого героя , который прошел по–настоящему, тысячу лет назад, по-настоящему каждую секунду своего бытия, осознавая, что он это делает ни в коем случае не из-за имитации , что на кону стоит его жизнь и его смерть, навсегда и во веки веков. 

 

Так вот, этот Ритуал, который мы можем встретить в уголках планеты всей, он является своего рода паролем для Европейца. Европеец, подлинный Европеец, Нордический Европеец, Средиземноморский (тот кто имеет отношение к Риму, к Спарте), он реагирует, и проходит , и сдает этот экзамен только одним образом, не дожидаясь завершения этого ритуала, я говорю в поэтической форме, и даже не завершая его зачастую , он открывает двери и выходит наружу в профанический мир, при этом оставляя двери за собой принципиально открытыми, и вот с этого самого момента начинается Священная История, которую потом преподают школьникам в учебниках, как историю обычную , подчинённую закону социологии, закону взаимоотношениям национальностей. На самом деле только с этих пор начинается священная история, ибо этот человек, там не оставив за собой двери открытыми, он позволяет священному излиться в профаническое пространство , и вот в этом профаническом пространстве не увидит имитации , а увидит подлинное состязание , противостояние , он встречается и побеждает всех тех субъектов, которых должен был, подобно туземцу или аборигену, опрокинуть и победить там в форме имитации. Вот это экзамен Европейца, человека Нордической расы ( иногда Средиеземноморской). 

 

Дикая Охота Одина это достаточно интересное явление, оно известно до нашей эры после этого оно звучало очень серьезно и как бы Христианство не старалось, увы заглушить его не получилось в нашей эре, в плоть до 17-19 веков . 

 

Дикая Охота Одина в глазах обычного человека это страшное , чудовищная вереница всадников, ужасающих всадников, вокруг которых несутся такие же ужасающие псы с горящими как огонь и как угли глазами. И каждый поступает в соответствии с тем, что он видит, так как велит ему его нутро, как велит ему его собственная душа. С точки зрения Древней Германии, Скандинавии есть один ответ на этот вызов, как эта вереница диких, чудовищных всадников, которые однажды появляется и скачет над тобой, едва не касаясь копытами твоей головы. Когда пришло Христианство, оно создало, точнее придумало совершенно другую реакцию , другой ответ на этот вызов, для него было все конкретно, эти всадники скачут из самого Ада, это все нечисти, это все демоны и цель у них только одна - забрать с собой всех некрещеных и забрать за собой в Ад тех, кто не слушается церкви, тех кто советует: "не смотри на них, когда они скачут , а уткнись мордой в землю, они на тебя наплюют , у них такой обычай, но зато ты останешься здесь при церкви нашей". И вот, когда они пронесутся, для того чтобы ты окончательно очистился, ты должен встать, поплевать в сторону и идти дальше. Так вот, Языческий мир , мир Берсеркеров, мир Воинов-медведей, мир Волков, Мир, который не привык преклонять колени пред судьбой, а привык с ней состязаться, у них был другой ответ на вызов того, когда однажды они увидят этих всадников , они прекрасно знали, что если всадники застали тебя под крышей твоего дома - тебе конец, если они тебя застали в лесу или в степи – достаточно неплохо, так как всадники имеют некое расположение к неоседлому образу жизни, кочевому и воинственному , поэтому может быть даже повезло, что ты не у себя дома, под достаточно серьезной крышей способной тебя защитить от всех климатических ненастий. Если ты в степи , или в лесу, или в горах, всадники отнесутся к тебе милосердно. Если ты при этом всем (не уставала писать церковь, что нельзя не в коем случае смотреть на них ), но если ты и на это плюнул и бросил им вдогонку некий клич , клич подбадривающий , то их вожак Один, он может бросить тебе нечто , что упав превратится в золото, он может тебя вознаградить , но в самом интересном случае они, не спрашивая тебя , но понимая, что это соответствует некому сокровенному желанию , должны будут взять тебя с собой. 

 

Я подошел к этой идее, к этому явлению, к этому Мифу, точно так же, как я подошел к ритуалу, точно так же, как я подошел к Мифу, и естественно я в нем видел экзамен, который должен пройти подлинный воин , подлинный аристократ , ибо эти всадники как правило, появляются тогда, когда осень, когда тепло, вот-вот должно смениться бурей зимы, метелицей, Ноябрем (месяцем самоубийц), когда одно должно было сменится на другое , когда возникала эта трещина между мирами, и в их понимании солнце должно было умереть, закатившись в бездну, и особенно для северных народов, и должно было после этого возникнуть через несколько месяцев, в этот момент подчеркивания этого драматичного и трагичного момента , возникала и осуществлялась эта Дикая Охота, и люди, в соответствии со своим бытием, со своим духовным ДНК, должны были реагировать на Дикую Охоту по-разному. Верификация тех людей, которые будут разделены, разложены по полочкам, то есть другими словами верификация вас всех, она достаточно немножественна. Кто-то предпочитал, следуя совету христианства, упасть мордой в землю и был оплёван, затем вставал и с плевком шел себе дальше к жене , к котлетам , к детям, к свиньям, к курам и тд. Были и другие, которые не стеснялись и не боялись Язычества, тем более я уверен что такие были при христианстве, которые позволяли себе бросить клич, подбадривающий эту чудовищную, ужасную, непоколебимую ватагу и получали вознаграждение. Но естественно были и те кто предпочитал пустись вскачь в след за ними. 

Поэтому Дикая Охота Одина как называется сегодняшнее мероприятие в очень многих культурах , нациях, государствах Европы она называется Дикая Охота и Карла Великого, она называется Дикая Охота и Рональда который погиб в Перинеях, в Испании, иногда ее осуществляли и проводили, как говориться в легендах, исторические личности, это Дикая Охота Короля Артура и т.д. 

 

Когда вы видите эту вереницу всадников, а другими словами вы находитесь в Ноябре , но не в своем Ноябре, вы привыкли что после Ноября следует Декабрь, а через несколько месяцев вы будете в шортах и футболке, и все будет прекрасно, нет, а в том Ноябре, в котором были древние , экстраординарном Ноябре, который у вас может быть раз , один единственный за всю вашу жизнь , это значит что солнце умрет , что вас больше не будет, что наступит бездна. И тогда в этот самый момент в этой бездне, иногда политического характера, вы видите эту вереницу чудовищных и страшных всадников , вы должны с собой разобраться, упасть мордой в пыль, чтобы быть оплёванным , бросить им бодрый клич, если у вас хватит смелости, и что самое главное - это понестись вслед за ними вскачь , ибо ведет их тот, кто находится между жизнью и смертью , кто уже был там , вернулся сюда и так же легко может оказаться там. Другими словами, если метафорически перевести на современный нам язык - Я не давно прочитал, что есть такие культуры, у которых личность человека, география человека и периоды жизни, в которые он менялся - не являются одним человеком. И вот тоже самое подходит для взгляда на Историю. У Истории есть моменты, когда она находится под покровительством Сил безопасности, бюргерской, буржуазной безопасности. Видно воины заняты другим чем-то в такое время, миров то много..

Наступает такой момент когда на Вишну приходит Шива, когда наступает этот другой момент, и мир сразу и полностью становится иным , это означает, что это Судьба, это означает что это стихия, это означает что на смену порядку пришел хаос, и кто-то из вас может сказать что Майдан, где брусчатка проламывает череп, где убивают это хаос , я человек порядка, я не буду в этом участвовать в этом хаосе, пусть он закончится , а я, как человек порядка останусь, за ним конвейером начинают сыпаться грады, начинают - не Беркут с щитами и дубинками, а на горизонте появляются люди наперевес с автоматом Калашникова - и так идет цепная реакция. Вы задаётесь вопросом , я приму этот хаос, ибо он есть судьба, от которой я не в силах отказаться или откажусь от этого, ибо я принадлежу порядку? 

 

Дикая Охота Одина и вереница этих чудовищных всадников, но только для того, кто еще не принял это как свое собственное бытие, как собственный путь, говорит о том, и задает нам пароль и экзамен на то, как именно мы примем нашу собственную судьбу, одну на всех, ибо судьба может иметь имя – Война, она может быть названа восстанием , она может иногда быть названа смертью. И человек Норда, Европеец с которого я начал этот разговор, у него есть только один подход к Судьбе, к Року , к Фатуму, от которого нельзя уйти, - он должен его принять. Он должен принять брошенный ему вызов. Для того что бы в нем устоять, удержаться на ногах, только для того , что бы после подчинить его своей воле. Тот, кто отрицает судьбу, дух времени, тот кто обходит ее, на того она будет плевать сейчас и на следующем этапе, и так далее. Если вы хотите подчинить хаос и вы говорите, что вы люди порядка, вы должны уйти в этот хаос с головой, в хаос восстания и в хаос войны, ибо новый порядок будет создан людьми которые вкусили хаоса, и не постеснялись, и не побоялись в него войти. 

 

Ну и последнее, на чем я хотел закончить - был один человек, яркий, примечательный в моей жизни - это Орест Квач. первое моё знакомство с ним было достаточно знаковым, потому что их было двое. Один из них сейчас проходит по делу убийства Бузины, а второй был Орест Квач. Тот человек скромничал, а Орест не стеснялся, задавал массу вопросов. Я его встречал на всех моих лекциях, и также он, единственный зачастую, подходил, задавал мне вопросы. Я знал, глядя на него, я был уверен, неким интуитивным образом я был уверен, что этого человека ждет великое, славное, баснословное (с точки зрения кшатризма и воинского начала )будущее, просто блестящее, о котором могут написать только самые великие книги, посвященные этому. И вот внезапно в батальоне Айдар он был убит, за несколько дней до того, как туда должен был поехать я. И я столкнулся с интересным фактом - вот это моё впечатление, эта моя интуиция, эта моя уверенность, она столкнулась с такой альтернативой как чисто статистический, хронологический и некрологический набор цифр слов о том, что его больше нет. И вот эти два момента - статистика его смерти вошла в масштабный, мифологический конфликт со всем тем блеском, что он излучал, когда я его видел. Моя проблема звучала так Что сильнее, что задает свою ставку на будущее? Этот блеск, который говорит, что ему плевать на смерть, плевать на статистику или вот эта холодная рациональная статистика? И я написал статью об этом противостоянии. И единственный комментарий, который был под этой статьей, а я очень красочно описал о том, какой именно блеск излучал человек, и насколько он был аристократически, воински многообещающим, этот блеск, - он написал "Так идут в Валхаллу". Именно так идут в Валхаллу. Потому что в Валхаллу идут, друзья, не душой, без тела, а идут в теле, но это тело настолько благородно, что единственной подсказкой на то, каким именно оно является, является то, как оно выглядело на момент страшной последней битвы этого Героя. 

Приходят ли они оттуда? Есть и до этого очень интересные факты. Например была битва при Марафоне, которая решала Судьбу Греции, а вслед за ней и Судьбу Европы. Так вот в битве при Марафоне греки, которые сражались против преобладающего противника, видели странного грека, который с плугом, не по-военному одетый, положил невероятное количество персов. Они его искали после сражения, но так и не нашли. Битва была выиграна, и в поисках они пошли к Оракулу, и Оракул, так как не любил лишних слов, ответил им кратко: чтите его, как "Человека с рукояткой от плуга". вот так безымянный Герой вошел, и его изображение даже есть на одном из портиков, вместе с изображениями бойцов с именами. Это было одно из вторжений мифологического пространства, это Герой вторгся из мифологического пространства. Поэтому Валхалла нас ждет! И мы рады видеть эту страшную и чудовищную вереницу всадников с этими страшными псами. Это сама Судьба, это Фатум, это Рок, Дух Времени! Никто не хочет быть оплеванным, я уверен в этом, поэтому - смотреть в глаза, бросать клич, не обращать внимания на награду и скакать за ними вслед. И поведет их Тот, кто находится на границе между жизнью и смертью, ибо был он и там , и здесь. И он сулит тем, кто несется вслед за ним не вознаграждения в этом мире, как тому, кто бросил клич, не оплеванность ,как тому, кто в грязь упал, а такое же Бессмертие, равное тому Бессмертию, которым обладает Он.

 





К началу