11.12.2017 583

Интервью автора блога "Варяжская Русь" Ивана Михеева для историко-культурной группы "Северная Русь ᛝ Фенноскандия"

 1) Привет! Расскажи о себе, как ты пришёл к национализму и язычеству?

Я примкнул к националистическому движению ещё в возрасте 14 лет, когда такая организация как РНЕ была на пике своего развития. Участвовал в меру юношеских сил в работе кировского отделения в 1998- 2000. Примерно тогда же узнал о существовании скинхедов, и спустя немного времени, после развала РНЕ, ушёл в эту субкультуру. К язычеству пришёл уже будучи бритоголовым, благодаря чтению книг Доброслава и пробудив какие-то древние инстинкты во время прослушивания прекрасных произведений языческих металл-групп, музыки Глинки и Вагнера. Доброслав жил в нашей области, и так исторически сложилось, что в моём городе наличествовала языческая интеллигенция, печатались книги, проводились лекции. Навряд ли я бы проникся языческим духом, столкнувшись с какой-нибудь тусовкой почитателей «Велесовой книги», но здесь всё было по-другому, и где-то с 2002 я стал активным сторонником язычества. Переход от христианства был непростым, по тому, что и в семье, и в РНЕ утверждали, что оно – есть наша русская вера. Потребовалось начать мыслить достаточно независимо, чтобы осознать, что русскими в православии являются лишь позднейшие внешние наслоения, а корни и суть той веры, которую поначалу на Руси называли греческой, даже и не греческие, а прямо семитские.

2) Варяжская Русь – это не первый твой проект. Чем занимался до этого?

Так или иначе, я поучаствовал, наверно, во всех отраслях националистического движения (как правого, так и не очень), «переболел» многим, чем оно увлекалось последние пару десятилетий, увидел очень многое изнутри. Акции прямого действия, правый футбольный фанатизм, самиздат (околофутбольный, но при этом яростно зиговой «Генератор Зла», впоследствии запрещённый НС-языческий «Вихорь», позже – НС-сХе «Сверхчеловек»), писал тексты для музыкальных групп, занимался организацией концертов, наконец – Русских Маршей и массовых уличных акций гражданского протеста. Но, пожалуй, особого упоминания стоят два проекта.

Первый – стрейтэджерский сайт HARDLINECENTER. Он был запущен группой вятских SxE активистов в 2006 году и несколько лет был флагманом соответствующего движения в масштабах СНГ, пока не закрылся (прежде всего ввиду исчерпания нашего интереса к нему и к субкультурам в целом). Мы с соратниками очень сильно смогли продвинуть здоровый образ жизни в среде националистической молодёжи. За несколько лет оно тогда просто преобразилось, в немалой степени благодаря нашим усилиям. Жаль, что поднять интеллектуальный уровень движения не так просто.

Второй – это паблик WOTANJUGEND, который был запущен летом 2012 нами с Алексеем в разгар борьбы с «левым уклоном» националистического движения. Паблики в соцсеях тогда являлись новым словом в деле политической пропаганды. Ещё с теми же целями консолидации собственно правых молодых националистов тогда обсуждалась идея создания крутого тематического форума, идея более элитарная по своей сути чем паблик, но дух времени взял своё. Самые первые 4-5 тыс. подписчиков мы набирали работая фактически вдвоём. Это были несколько месяцев очень напряжённой работы лично для меня. В те домайданные времена никто ещё не боялся, что за лайк могут посадить, а в комментах отмечались олдовые авторитеты. Было интересно чувствовать отдачу от работы. Но затем я создал «Варяжскую Русь», на WJ всё меньше писал, а после первой попытки взлома паблика (ещё задолго до успешной в октябре 2014) в целях общей безопасности админить стали только с одного левого аккаунта. Ни в каких перезапусках после самого серьёзного взлома я потом уже тоже не админил.

3) Как возникла идея паблика Варяжская Русь?

Какова его цель и что ты хотел бы донести до читателя? Идея собственного паблика родилась когда я понял, что в рамках концепта WJ я по ряду причин не смогу обладать достаточной свободой творчества. Прежде всего, этот проект был и остаётся накрепко привязан к наследию и традициям 3 Рейха, что, по моему мнению, строго закрепляет его маргинальный статус, избавиться от которого организация или движение никогда не смогут (это подтвердили и события на Украине, когда НС-боевики хотя и составляли значительную часть в «Правом Секторе», но после выполнения роли тарана революции не получили абсолютно никаких политических дивидендов и даже потеряли в том смысле, что в сравнении с идеями ОУН/УПА популярность классической идеологии НС теперь снизилась). Были у нас и иные расхождения, касающиеся как теории, так и практики. Однако идеи нордицизма, расовой и национальной идентичности, правого консерватизма, а особенно столь свежая и жизненная идея язычества вполне могут быть воплощены и в виде какого-то нового движения, не скомпрометировавшего себя в глазах человечества. К тому же мы всё-таки русские люди, а не немцы, обращаемся тоже к русским и другим народам России в основном. Наш народ прошёл свой собственный исторический путь, имеет только свой позитивный и негативный опыт, свой характер. Вот что надо учитывать, а не строить свою идеологию вокруг цифр 14 и 88.

Поэтому я запустил собственный проект «Варяжская Русь» – менее радикальный и менее политизированный, где, к тому же, лишь я определял частоту и объём публикаций. Это был своего рода мой публицистический дауншифтинг. Перед собой я ставил несколько разноуровневых задач. Самая очевидная из них – популяризация родной культуры в её лучших проявлениях, привитие интереса к национальной традиции, пробуждение гордости за свой народ. Но одновременно это была и своеобразная попытка национальной рефлексии, мои личные «заметки на полях» в поиске характерных черт русского характера, глубинных корней его.

Три кита, на которых я начал свою стройку, были следующие: язычество, норманизм, белогвардейство. Соответственно, основные цели для атак определял так: монотеизм, прежде всего выраженный в христианстве, пошлое «красное» евразийство и замешанный на нём антинорманизм, ватничество и победобесие.

При этом, я объявил войну как псевдоимперской хоругвеносной фофудье, так и её зеркальному отражению – левацкому национал-демократическому псевдорегионализму.

Мне очень хотелось по образцу европейских «новых правых» попытаться совместить революционность и консервативные ценности, язычество и имперскую идею, ориентацию на далёкое прошлое и холоднокровный учёт актуальной современной ситуации.

4) Что для тебя значит быть русским?

Определяющим фактором при выделении национальной принадлежности, на мой взгляд, является самосознание человека, чувство принадлежности к этносу. Грубо говоря, кто считает себя русским – тот и есть русский. Безусловно, существует расовый аспект, но строить обсуждение вокруг него не вижу смысла, ибо очевидно, что на практике чистокровный лезгин или еврей вряд ли будет себя ощущать частью русского народа и наоборот – если человек себя считает американцем, то не важно есть ли у него русские предки.

Русский народ не является молодым народом, поэтому состоять по большей части из сознательных (прямой перевод и аналог украинского термина «свидомый») он не может. У основной массы народа собственная русскость проявлена лишь подсознательно и в этом нет ничего страшного. Что же касается черт, свойственных русской нации, то их выделением занимались и занимаются многие мыслители. Я боюсь пускаться тут в собственные долгие размышления – тогда бы ответ на этот вопрос занял больше места, чем позволено отвести на всё интервью. Кто-то из русских мыслителей, не то Константин Леонтьев, не то Иван Солоневич приводил довольно интересную характеристику нашего характера. Не могу отыскать цитаты, поэтому воспроизведу очень вольно: «Для русских всегда единство предпочтительнее дробления, внутреннее важнее внешнего, правда выше силы, а сила лучше хитрости». Часто говорят о русском коллективизме, духовности, склонности к дисциплине и т.д., но такие определения лишены смысла без пространных пояснений к каждому из них. Нужно понимать, что те или иные черты нации выражаются всегда в особой форме, свойственной исключительно данному народу. И если склонность к дисциплине у русских явно отличает их от, например, других славянских народов, то она же отличает их от немцев, для которых характерна склонность к дисциплине совершенно иного рода, более близкой к понятию педантичность, чем смиренность. И духовность русских, столь удивляющая порой западного человека, вовсе не тождественна духовности восточных народов.

На примере одного человека характер нации понять невозможно – слишком большую роль играют индивидуальные качества и привычки. Думаю, что рассуждая о национальном характере, уместно согласиться, что большое видится на расстоянии. И лучше – отслеживать это большое не только в современности, а и глядя на весь исторический путь народа.

5) Сейчас ты находишься в эмиграции на Украине. Это последствия твоей публицистической деятельности в рамках Варяжской Руси?

Это последствия всего моего жизненного пути, отмеченного прямой и скрытой конфронтацией с властью в РФ, а в особенности моей позиции по украинскому вопросу в 2014, которая проявлялась как в публицистике, так и в митинговой активности. Чувствуя абсолютную негодность российского правительства, его враждебность по отношению и к русскому народу, на плечах которого оно восседает, и к здоровым правым идеям в целом, его тоталитаризм, не допускающий возможности для развития моих идей (в частности языческих), я поддержал украинский народ, который, как мне казалось, имеет и успешно использует шанс на реализацию идей «новых правых» в центре Европы. Да и так называемый «ленинопад» просто не мог меня не подкупить. В этой позиции мы были солидарны с Алексеем, который в свою очередь проявлял проукраинскую активность в Москве. Конкретным же поводом для моей эмиграции стало расследование по делу WJ. Хотя я никогда не являлся членом организации, репрессии должны были коснуться и меня, как одного из бывших админов паблика. Ведь для кривосудия РФ критерием виновности в экстремизме является не ношение каких-то атрибутов организации, а вклад в её деятельность. Этот вклад фактически был. Да и кроме WJ на меня было чего навесить с т.з карательного аппарата. Передо мной был поставлен выбор – или стать слабым звеном, предав соратников, или вывести их из под удара, но уже без шансов для самого себя на нормальное будущее в РФ. Разумеется, я выбрал спасение товарищей. Так мы и оказались в Киеве.

6) Насколько я знаю, на тебя в РФ заведено отдельное дело по твоей публицистике?

Да, через год после эмиграции, в Киеве я выпустил сборник своих избранных статей с паблика, статей написанных ещё в 2012-15. И спустя пару недель после того, как я обмолвился о сборнике по скайпу, у меня дома и у моих родителей прошли обыски. Обвинение стандартное – 282 статья. Честно говоря, мы ждали чего-то подобного ещё сразу после моего отъезда, но видимо они посчитали, что торопиться некуда.

7) Ну и как впечатления от Украины?

Я живу в Украине уже третий год. Первые впечатления, часто бывающие ложными, уже как-то плавно сменились объективным видением. Кстати и сама Украина за такой срок тоже хоть частично, да поменялась.

По своему расовому типу, бытовым привычкам, языку, народ здесь чрезвычайно близок нам, хоть есть и отличия. Думаю, ни для кого сейчас не сделал открытия. Но всё, что касается государственной сферы, политического опыта и соответствующих традиций – совершенно иное, с противоположным знаком. Если в России ничего не значит общественное мнение, то здесь ничего не значит авторитет государственной власти. Сие имеет колоссальное влияние на всю социальную и экономическую жизнь общества. Для кого-то это даёт большие возможности, кому-то, наоборот, мешает развиваться.

Отличия в национальном самовосприятии, уровне самосознания тоже колоссальные. Что говорить, если, например, в РФ телевидение нам всегда говорило, что Пушкин – негр, а Лермонтов – шотландец, а здесь, в Украине, наоборот, принято находить украинские корни в знаменитостях, которые, зачастую, никогда и не думали о себе как об украинцах, например Сильвестор Сталлоне и Леонардо Ди Каприо.

8) А как в этих условиях поживает русская эмиграция?

Русская эмиграция – громкое выражение, на самом деле. Оно было актуально в 20-40-х годах XX века, когда за рубежом пребывала Русская армия генерала Врангеля и другие военные и интеллектуальные силы числом в сотни тысяч. Сегодня же в Украине речь идёт о десятках или максимум сотнях людей, уехавших из РФ по политическим соображениям, из которых более-менее заявляют о себе совсем уж немногие. Громче всех – те, кто имеют хоть какой-то подкорм с какой-то стороны, что в общем-то логично.

Если в РФ оппозиция представлена тремя основными направлениями – красным, либеральным и националистическим, то на Украину пожаловали, разумеется, только последние два (не считая двух красных депутатов – Пономарёва и Вороненкова, ныне покойного). Буду говорить только о националистах. Пока я был ещё в России, издалека казалось, что тут в эмиграции концентрируются так сказать «националисты здорового человека», прошедшие некий моральный и умственный отбор, но при ближайшем знакомстве выяснилось, что процент действительно толковых людей в эмиграции примерно такой же, как и на Родине. По идее, можно было бы ожидать здесь прежде всего храбрых, решительных людей, тем более, что очень многие не просто эмигрировали, но и сразу пошли на фронт. Однако оказалось, что слишком часто храбрость идёт рука об руку с безрассудством, что показали уже очень многие события, когда русские добровольцы оказывались в центре скандалов в тылу и становились героями криминальных сводок. Многие знают и историю с Зухелем, показавшую, что за видимой храбростью легко может скрываться пустое бахвальство. Во-вторых, можно было бы ожидать здесь людей прежде всего высоко идейных, но опять же не всякая идейность хороша. Послушаешь тут некоторых «русских» и не можешь понять, чем они лучше Бориса Стомахина. По мне так грош цена той идейности, которая питается лишь обидами, ненавистью и желчным характером. Что же касается провокаторов и просто дураков, то тут от них так же точно не продохнуть, как и дома. Достаточно упомянуть про двух персонажей. Первый представлялся русским бизнесменом и членом РОНС по имени Мирон Кравченко (якобы донской казак), обивал тут все пороги, агитируя создать агитпропагандный отдел по борьбе с путинщиной, выступал на митингах, отрастил оселедец, ходил в соломеной шляпе и футболке с тризубом, а потом... оказался в Москве в числе руководителей «Христианского Государства». Второй вступил в «Правый Сектор», повоевал в донецком аэропорту (киборг!!!), потом поработал инструктором в «Азове», а потом... уехал домой во Владивосток, где дал интервью, как сожалеет об ошибке и сел в тюрьму.

Но есть, конечно, и нормальные, даже отличные люди. К сожалению, все они столкнулись здесь с проблемами юридического и финансового характера, решаются которые без особого успеха. Что с нами всеми будет через 2-3 года сложно даже предполагать... Крупных надежд уж точно никто сейчас не питает.

9) В Киеве ты принял участие в создании эмигрантской организации «Русский Центр». Расскажи о ней. Что вам удалось сделать, а чего не удалось?

Да, летом 2015 в Киеве прибыло русских политэмигрантов – почти одновременно приехали я, Алексей Лёвкин, Денис Вихорев. Вместе мы решили попытаться объединить здоровые силы наших земляков для создания дееспособной организации, призванной вести идеологическую, а в перспективе и всякую иную борьбу против путинского режима. Назвались мы просто – «Русский Центр». До этого некоторыми эмигрантами в Украине уже предпринимались попытки организоваться, но развития они не получали. Эти фальстарты в значительной мере оказали нам медвежью услугу. Да и время летом 2015 было уже не самое лучшее для подобных затей – острая фаза войны миновала, активизировалась борьба за власть внутри страны, в которой разыгрывание популистской русофобской карты стало намного перспективней, чем носиться с какими-то русскими оппозиционерами.

В итоге нам удалось подтянуть некоторое число соратников, уже ранее приехавших в Украину, за свой счёт провести солидный съезд в центре Киева, запустить сайт, соответственные странички в соцсетях, выпустить один номер газеты (названной «Вихорь» в честь запрещённого журнала середины 2000-х), провести пару митингов у посольства РФ, но далее личные средства, скопленные и привезённые из дома, иссякли, а поддержки со стороны местных сил или каких-то меценатов из России не обнаружилось. Уже осенью нужно было в срочном порядке думать о заработке на жизнь. Отдельные частные люди, как из России, так и из Украины, проявили интерес, высказывали слова поддержки, но всё это не соответствовало масштабу задумки. Поэтому вскоре активность «Русского Центра» резко снизилась. Почти все силы пришлось бросить на элементарное добывание пропитания.

Впрочем, и потом, в свободное от основной работы время, мы всё-таки умудрялись и умудряемся действовать по крайней мере по двум направлениям. Первое – участие в различных конференциях, проводимых панъевропейскими националистами. Второе – выпуск идеологической литературы собственным издательством «Русского Центра». Пожалуй, возможность быть выключенными из поля действия статьи 282 УК РФ – это самый основной плюс в эмиграции. Жаль только, для полноценного пользования этой возможностью требуются затраты времени и финансов, которых катастрофически не хватает (как начинаешь тратить время на подобные «излишества» – так тут же кончаются финансы).

10) Как относишься к тому, чтобы адекватные жители России эмигрировали из современной РФ и встраивались в националистические формирования в странах Европы?

Тут можно вспомнить, что при словах «Надо валить!» либерал спрашивает – «Куда?», а патриот – «Кого?». Всю жизнь я задавал второй вопрос, и Украину выбрал именно по тому, что в 2014-15 была некоторая надежда на формирование тут чего-то вроде современной РОА. Этой надежды уже и след простыл, поэтому я считаю, что на данный момент для эмиграции националиста из своей страны может быть только одна причина – серьёзная угроза посадки на долгий срок.

А по-настоящему встроиться в иностранные националистические формирования возможно лишь сменив самоидентификацию (но всё равно, скорее всего, вы останетесь за границей человеком второго сорта). Зачем же адекватному человеку так делать? По-настоящему адекватные люди нужны в своей стране, даже если кажется, что она сама неадекватна. Я бы даже сказал, что именно в этот момент они особенно нужны.

11) Будучи активным пропагандистом язычества, как бы ты сопоставил возможности и результаты развития неоязыческого движения в России и на Украине?

Долгое время общность корней и практически полное отсутствие каких-либо границ обуславливали то, что движения в наших странах были практически нераздельным единым целым. Однако государство в России давно уже начало систематическое преследование религиозных диссидентов, в том числе неоязычников. Процесс этот пока что шёл по нарастающей. А в Украине такого не было и нет. Кроме того, ведущаяся уже три года война, так или иначе, выстроила некоторые перегородки, в результате которых отличия тоже неизбежно будут нарастать.

На сегодня я бы сказал, что на Украине более развита языческая музыкальная сцена. В этом отношении исторически сложилось очень сильное ядро в Харькове, которое поднимало не только украинскую, но и всю восточноевропейскую сцену ещё с середины 90-х. Вместе с беспрепятственной возможностью проведения праворадикальных концертов, от тех времён и до сего дня, это дало то, что дало. В России же с концертами всегда было плоховато: даже те великолепные музыкальные проекты, что у нас есть – они преимущественно студийные. Зато в России больше пишут, лучше развита публицистика языческой направленности, больше журналов, книг, издательств. Было и есть немало ярких, харизматичных личностей, активных проводников языческого мировоззрения. В Украине, как мне кажется, как-то не складывалось с этим до сих пор. Но вот сейчас в Киеве уже пару лет функционирует новый правый литературный клуб «Пломинь», который, конечно, не является прямо языческим, но там регулярно проводятся лекции на философские и религиозные темы, обсуждаются весьма еретические с т.з. современного общества писатели и идеи, зачастую сопряжённые с язычеством. Действует и богатая библиотека с большим выбором книг на соответственную тематику: от Платона и Снорри Стурлусона до Юлиуса Эволы, Алена де Бенуа и Гийома Фая. Так что будем надеяться, что это даст хорошие плоды, хотя насущная политика в Украине очень сильно отвлекает от духовных поисков. Война и связанная с ней атмосфера национального единения отставили здесь религиозные разногласия на дальний план. Что будет дальше – увидим.

12) Выскажи мнение относительно РМ-2017 и авантюры всероссийского масштаба 05/11/17?

По поводу эпопеи с ежегодными Русскими Маршами, похоже, в этом году завершившейся, я планировал отдельную статью, но так и не сподобился. В двух словах скажу, что плохая это была идея – сделать из официально утверждённого государственного праздника ультраоппозиционное мероприятие. Неосоветское государство совершенно закономерно уничтожило маргинальный националистический «Русский Марш», заменив его официальными мероприятиями. А то, что в националистической среде произошёл дурацкий и вовсе не обязательный раскол по украинскому вопросу – лишь сильно ускорило процесс, но никак не предопределило сам итог.

По части 5/11/17 – это просто был тест на идиотизм. И мной, и другими честными русскими эмигрантами за последние полтора года Мальцев не раз был вполне конкретно аттестован как провокатор в чистом виде. Начиная с пророческой статьи Дениса Вихорева ещё лета 2016 и заканчивая довольно свежим видеороликом Андрея Савельева. Сам я по итогам «революции» написал в фейсбуке следующее: «Сторонников Мальцева- И.Белецкого-Басманова называют числоверами за веру в число как дату (5/11/17), но они же являются эталонными числоверами и в смысле верования в число как количество. Отличный, прямо-таки эталонный анти-пример для всех правых на будущее!».

13) В начале 20 века НС пришёл к власти на волне, говоря современным языком, хайпа: с одной стороны он принял на себя волну консервативных антикоммунистических сил, а с другой взял под своё крыло национально-ориентированный пролетариат и крестьянство под эгидой "прусского социализма", можно ли в 21 веке взять под националистическую идею белую хипстерскую молодёжь под соусом евроинтеграции в противовес азиатчины (противовес китайской модели)?

Думаю, что не стоит проводить столь далёкие параллели, я бы вообще советовал поменьше ориентироваться на рецепты почти столетней давности (ведь столетний юбилей со дня основания НСДАП уже не за горами). Подчёркиваю, что говорю именно о рецептах, а не о духе и стиле, которые иногда не зазорно воскресить и спустя века. Поэтому отвечу на вопрос со слов «можно ли в 21 веке» – да, можно. Вон «Спутник и Погром» привлекал хипстеров даже с более далёкими для них лозунгами, чем евроинтеграция – за счёт модного дизайна и т.п. Вопрос только в том, нужно ли? Во-первых, из хипстеров не получится составить ни добротного организационного костяка движения – для этого нужны фанатики-аскеты, ни получить усиления в боевом плане – для этого нужны люди, ориентированные на насилие, а не эстетствование. Во-вторых, субкультуры приходят и уходят, вот и хипстеры, кажется, уже не столь актуальны. Нужно мыслить более основательными категориями. Ну и должен сказать, что само противопоставление китайской модели и евроинтеграции лично мне вовсе не близко: не так уж всё плохо в Китае и тем более не так уж прекрасен давно подтухший лозунг евроинтеграции. Русским надо освобождаться от советского плена и возвращаться к своим порубанным корням, именно через это сближаясь с традиционной, настоящей Европой, постольку, поскольку мы вообще к ней принадлежали когда-то, а никак не бежать сломя голову из социалистической утопии в буржуазную.

14) Твоё отношение к концепции «пост-русские»? Понимаю, что скорее всего отрицательное, но всё же, если нельзя сделать Россию свободной, то почему не попробовать повторить опыт Китая с его Тайванем?

Ну и где будет этот «русский Тайвань»? Он нигде не возможен по десяткам причин. Если уж у Врангеля в Крыму и у Каминского на Брянщине не получилось, то сегодня у нас тем более не получится. Лет восемь назад некоторые круги обсуждали концепцию создания такой себе маленькой «России здорового человека» на месте и в продолжение Псковской республики, я даже ездил в Псковскую область с целью разведать обстановку, но довольно быстро идея угасла за неимением реальных энтузиастов переезжать (а на местности двигать идею было некому). Некоторые потуги на русский сепаратизм делались в Калининградской области – закончилось это печально, три человека сидят (дело «БАРС»).

Для «русского Тайваня», как и для любого государственного проекта, мало идеи – нужны ещё соответствующие социально-экономические предпосылки и удачно складывающиеся условия в международных отношениях.

А у нас нет ни того, ни другого: во-первых, русскому народу свойственно питать крайне отрицательные чувства к сепаратизму, оставаясь холодным к такого рода возможностям даже когда за сепаратистскими идеями стоят самые благородные чувства и щедрые посулы, во-вторых, никому в мире не интересно освобождать русских от чего бы то ни было. Есть только те, кому желательно сохранение status quo и те, кому интересно разделить Россию, но не путём создания каких-то национально-русских административных единиц, а скорее путём выделения как можно более крупных территорий под нерусские автономии. Ни в том, ни в другом случае никакой «русский Тайвань» не предполагается.

На счёт «пострусских» – угадали, отношение отрицательное: мусорская тема.

15) Новгородско-московское противостояние представляет собой противостояние между северной иерархичной квазидемократией – вече (подобие германского тинга) и залесской системой единовластия (Византийского варианта), почему же русские националисты и НС выбирают позицию Московского пути?

Я не говорю про сторонников фашизма, тут всё ясно – для них государственность первостепенна, но ведь для тех, кто чтит кровь и свободу вариант Новгородской вольности должен быть наиболее привлекателен. Стоит также уточнить, что в ГВН была строгая кастовая иерархия, что так нравится современным НС, главные посты занимали норманны, деля эти позиции с элитой балто-славяно-финских народов, основную массу городского населения составляла балто-славянская этническая общность, купцами были финские народности, а в глубинках данниками и номинальными жителями были угры и саамы. Вроде как расовая теория работала даже без этого термина. А я как раз не вижу, чтобы русские националисты твёрдо держались Московского пути. По-моему сейчас гораздо более модно заниматься ревизией нашего имперского прошлого, подвергая критике «азиатский деспотизм» и централизацию. Причём всё это делается путём грубых передёргиваний, сваливания в одну кучу Золотой Орды, Великого Княжества Московского, петровской Российской Империи, СССР и современной Российской Федерации.

На счёт расовой иерархии в Новгородской республике, думаю, вы, как минимум, утрируете, да и с какой стати норманны принимаются как априори нечто высшее, чем балты, славяне и финны? Я не НС и с такой постановкой не согласен. Уверен, финские, польские и другие националисты тоже не согласятся. Поймите правильно, я не антинорманист (скорее наоборот), но факт призвания варягов навряд ли имел под собой какие-то основания, имеющие объяснение в расовой теории. Причём не важно, были ли те события мирными, как описано в летописи, или проходили в форме завоевания. Просто так было свойственно ранним государствам, что очень часто правящий слой или по крайней мере династию, им давали пришлые чужаки.

Теперь о противопоставлении Новгорода и Москвы. Мне видится, что возведение на знамя новгородских вольностей ещё с XIX века выдаёт скорее приверженность либеральным, а может быть даже анархическим или каким-то другим левым взглядам, чем радение за судьбу белой расы. В чём эти вольности состоят и чем диктат многих лучше диктата одного, то есть самодержавия?

Москва ведь победила Новгород вопреки его более выгодному географическому положению не благодаря какой-то случайности, заигрыванию с низменными устремлениями масс или какой-то невиданной подлости. Эта победа, одержанная в длительном противостоянии, объяснялась, во-первых лучшей организацией Москвы, а во-вторых моральным превосходством идеи национального единства над идеей олигархической самостийности. Потому-то московская линия всегда будет более естественной для русского национализма, чем новгородская.

Отождествлять её с византийством я бы не стал – вспомним только, что в Византии на троне было одновременно по два Императора. И если в Византии в порядке вещей были перевороты, в результате которых на престол восходили удачливые военачальники и т.п., то у нас фундаментальное значение имела династическая преемственность власти от отца к сыну. Допетровская Россия была во всём очень самобытной, и вместо того, чтобы объяснять всё теми или иными влияниями (ордынскими, византийскими, европейскими) гораздо перспективнее смотреть на неё именно как на уникальную систему, результат русского государственного творчества, как писал об этом Иван Солоневич в книге «Народная Монархия».

К сожалению, наши националисты сегодня в большинстве своём не могут возвыситься выше требований элементарной племенной солидарности и кое-каких политических вольностей. Логично, конечно, что это влечёт их к различным «новогородским альтернативам», коль скоро современная неосоветская власть в некотором роде отождествлена с московским централизмом. Но если взглянуть на то, какое противостояние идей уже несколько столетий идёт в мировом масштабе, то, конечно, симпатии должны будут расположиться иначе.

Свободы, о которых толкуют сторонники Новгорода сегодня – это ничто иное, как путь к тем самым либеральным свободам, от которых плачут сегодня все европейские традиционалисты и протестуя против которых застрелился Доминик Веннер.

Великое княжество Московское олицетворяло, наоборот, Традицию. Это было антилиберальное государство, где идея Иерархии была реализована в самом буквальном смысле (от др.-греч. ἱερός «священный» и ἀρχή «правление»). Причём это вовсе не подразумевало отсутствие права и угнетение всех и вся монархом, иначе никакие ремёсла и торговля бы не развивались в Москве и не случалось бы так часто массового добровольного перехода под её власть.

В общем, обозначенный конфликт нельзя рассматривать руководствуясь примитивными географическими ориентирами: Новгород хорош и прав по тому, что на Северо-Западе, а Москва дурна и неправа по тому, что на Юго-Востоке (от него). Эдак мы конфедератов и белогвардейцев должны считать плохими, а янки и большевиков – хорошими.

16) Вопрос касательно одной статьи из сборника, а точнее "еврейского вопроса". История еврейского народа показывает, что по сути это не этническая общность, а идеолого-религиозная, так вот, как бы ты охарактеризовал понятие "дер мишлинга" в РФ и стоит ли вообще поднимать этот вопрос в 21 веке, копаясь в родословной?

В той статье, о которой, вероятно, идёт речь, я говорил о том, что иудаизм является более жизнеутверждающей религией, чем христианство, и что с евреями, живущими в Израиле, вполне могут иметь место тактические союзы, коль скоро у нас имеются общие проблемы в лице исламистов. Но, конечно, это ни в коем случае не является основанием для оправдания расового смешения. На мой взгляд, смешение евреев с русскими вредит и тем и другим. Кстати, так же вредно и просто отпадение евреев от иудаизма, будь то переход в христианство или к атеизму.

Но если смешение уже произошло, то я думаю, что дети, родившиеся в результате этого смешения, особенно во втором и третьем поколении, при определённых условиях могут быть восприняты в состав русской нации. Здесь важно, во-первых наследование преимущественно русских черт, а не еврейских, и во- вторых отсутствие двойной лояльности – нельзя быть одновременно евреем и русским.

17) Чем занимаешься, кроме того, о чём уже было сказано выше, какие планы на будущее?

Как я уже сказал, основную часть времени и сил эмигранта занимают вопросы выживания без постоянной крыши над головой. Спустя год метаний, я осознал, что мне стоит вернуться к тому ремеслу, которым нанимался ещё дома, в России. Это ювелирное дело, унаследованное от отца. Я произвожу реплики и разные стилизации древних украшений под брендом «Метель Тигля». История, или вернее сказать, древность – моя страсть, так что в некотором роде получается сочетать приятное с полезным. Хотя, конечно, от трудов праведных не наживёшь палат каменных.

Планы на будущее оглашать и раньше не любил, а в Украине вообще планировать что-то сложно. «Варяжская Русь» как мой личный проект уже себя изжила. Прославлять прошлое России здесь чревато последствиями, а ругать бесконечно её настоящее уже поднадоело. Достаточно людей, как в самой России, так и за её пределами, занимаются этим за деньги, чтобы ещё мне заниматься этим бесплатно, сидя на голодном пайке. Да и просто некогда мне на злобу дня писать. Буду ограничиваться репостами, короткими репликами и комментариями, а если что-то писать серьёзно буду, то уже под печать, скорее всего.

18) Спасибо за интервью! Удачи в нелёгкой жизни на чужбине!

Вам так же спасибо за вопросы и удачи! Слава Руси!


Личности Россия Правое движение


К началу