24.11.2015 2616

К ГОДОВЩИНЕ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ А. В. СУВОРОВА

Марсово поле в Санкт-Петербурге – символ старой военной России, ныне превращённый в комунячий скотомогильник. Первоначально там стоял тот самый памятник Суворову в виде римского бога войны Марса, который сейчас стоит напротив Троицкого моста.

Князь Италийский, граф Рымникский, граф Священной Римской империи, генералиссимус российских сухопутных и морских сил, генерал-фельдмаршал австрийских и сардинских войск, гранд Сардинского королевства и принц королевской крови (с титулом «кузен короля»), кавалер всех российских орденов своего времени, вручавшихся мужчинам, а также многих иностранных военных орденов.

На протяжении всей своей военной карьеры Суворов доказывал, что не одна лишь удача является виновницей его побед, следовавших одна за другой. «Везенье, везенье! Помилуйте, когда-то же должно быть и уменье!» - говаривал он. Нет сомнений в том, что Суворов был военным гением, но сегодня нам наоборот хочется подчеркнуть то, что Суворов в самом деле был любимцем не только солдат, но и судьбы. Такая блистательная жизнь может состояться только тогда, когда человеку сопутствуют высшие силы. 

Мы, русские, за последний век так привыкли уже проигрывать, так свыклись с тем, что величайшие умницы, труженики, поистине кристальной честности люди работают на пределе сил, превозмогая обстоятельства, доблестно сражаются с многократно превосходящими врагами, но, в конце концов, оказываются разбиты, что такие типажи, как А.В.Суворов, кажутся, чуть ли не чуждыми. А именно такими: храбрыми, умными и удачливыми должны стать наши новые герои. Именно в новом воплощении таких вдохновляющих образов мы давно уже нуждаемся! Недаром генерал Борис Алексеевич Смысловский, во время Второй мировой войны командовавший одним из антисоветских формирований – 1-й Русской национальной армией – после войны преобразовал её в Российское военно-национальное освободительное движение имени генералиссимуса А. В. Суворова.

Начало боевой деятельности Суворова относится к Семилетней войне 1756—1763, опыт которой позволил Александру Васильевичу разработать систему подготовки и обучения войск, организации тыловых подразделений, позволил ему узнать русского солдата, сформировал его принципы и способности, как военачальника и повлиял на всю дальнейшую военную карьеру полководца. Уже тогда действия Суворова отличались большой осмысленностью, храбростью и были отмечены рядом серьёзных успехов.

Затем последовала польская кампания, в которой Александр Васильевич, будучи уже полковником, бил польских конфедератов. Победы Суворова стали носить фантастический характер. Наиболее выдающейся в этой кампании стала победа 900 суворовцев над корпусом гетмана Огинского (5000 человек) при Столовичах. Корпус был полностью разгромлен. Русские потеряли 80 человек убитыми, поляки — до 1000 убитыми, около 700 пленными, в том числе 30 штаб- и обер-офицеров. 

Именно такое соотношение потерь вскоре стало привычным для битв, в которых командовал Суворов. Так, в сражении при Рымнике за 12 часов полностью разгромленая турецкая армия потеряла до 20 тысяч человек убитыми. Потери союзных войск составили 600 человек (400 австрийцев и 200 русских). За эту победу Александр Васильевич получил титул графа Рымникского и орден Св. Георгия I степени (седьмой награждённый за всю историю ордена), а также титул графа Австрийской империи.

В 1790 году Суворову была поручена затянувшаяся осада Измаила, наиболее мощной крепости на левом берегу Дуная, укреплённой по последним требованиям крепостного искусства и считавшейся неприступной. Всего за восемь дней Суворов подготовил войска к штурму, создав тренировочный лагерь — ров и вал по типу измаильского. Вскоре он послал ультиматум коменданту крепости Мехмет-паше с требованием сдачи. После отказа последнего 11 (22) декабря 1790 года русские войска штурмом взяли Измаил. 

Потери русских составили около 4 тысяч убитыми и 6 тысяч ранеными. Турки потеряли 26 тысяч убитыми и 9 тысяч пленными. А ведь это было не полевое сражение, солдаты карабкались на стены под огнём прикрытых надёжными стенами врагов!

Хотя он был крупным теоретиком военного искусства и в тонкостях разбирался в вопросах стратегии и тактики, почерк Суворова от раза к разу не менялся: «Истинное правило военного искусства, — учил Суворов, — прямо напасть на противника с самой чувствительной для него стороны, а не сходиться, робко пробираясь окольными дорогами… дело может быть решено только прямым смелым наступлением». Тогда как великим искусством в те времена считалось плавно подвести противника к необходимости отхода, так сказать «строить отступающему золотой мост», русский бог войны признавал только напор по-суворовски: точно бить и решительно добивать.

В быту он избегал изнеженности, даже простого комфорта, чуждался женщин, вел полубивачную жизнь, спал на сене, носил даже в холода самую легкую одежду, не ходил, а бегал, не ездил, а скакал, постоянно обнаруживая самую кипучую деятельность.

Суворов вечно попадал с корабля на бал. Казалось, он ещё не успел получить назначение, как уже разглядывал порядки противника в подзорную трубу. Там, где он появлялся, вскоре враг был разбросан по полю боя, исколот штыками и растоптан. Решительно неважно кто стоял перед ним и его богатырями, снискавшими славу лучших в мире солдат. 

На счету полководца было около 60 сражений и ни разу он не проиграл. Немцы, поляки, турки, татары, французы или мятежники-пугачёвцы – он побеждал всех. Суворов командовал пехотой и конницей, брал крепости и давал сражения в поле – равных ему не было нигде.

Духи войны долго не могли насытиться победами фельдмаршала. Казалось бы, когда в 69 лет сухощавый старик с тощей седенькой косичкой, чьи награды весили чуть ли не больше его самого, не пришёлся ко двору нового императора Павла I и удалился на покой со словами «Русские прусских всегда бивали, что ж тут перенять?», суворовская слава уже не нуждалась в прибавке. Пришло время уступить место новым героям. Но судьба приготовила ещё одну, последнюю кампанию – против французов. Непобедимый полководец отправился сердце Европы – Альпийские горы, совершив незабвенные Итальянский, а затем Швейцарский походы, ставшие последними в его жизни.

Хотя русский бог войны и был многократно ранен в боях, но никто из врагов так и не смог дотянуться, чтобы убить его. Смерть Суворов принял от той самой старухи, что оказалась не по силам даже громовержцу Тору на пиру в Утгарде.

Взгляните на творение Козловского. Скульптор, разглядевший в Суворове большее, чем просто славного солдата, поднялся над примитивным способом изображения его в земном, несовершенном обличии смертного человека. Непобедимый полководец предстал нам в виде античного небожителя, не имеющего ни малейшего сходства с внешностью генералиссимуса, но воплощающего божественный дух Суворова, изящный и величественный, который и есть то лицо России, которое мило нам. Вот что, а не нестеровских юродивых и унылых стариц со свечками нужно ценить в нашей истории!


Идея История Личности Россия статьи


К началу