25.10.2016 2237

Мартин Хайдеггер. Dasein и Раса

«Быть знамением Начала 
Зажигать во тьме огни 
В их телах душа зачахла!
Падающего – толкни!» 

Центральный элемент в философии Мартина Хайдеггера (1889 - 1976 г.) - это понятие Dasein'a. Da-sein, или Вот-бытие - это сущее, которое задается вопросом о своем бытии: Что значит «Быть»? Хайдеггер говорил, что со времен Платона этот вопрос о бытии был утрачен в западной философии, что в конечном итоге и привело к общего упадку нашей цивилизации. Символично он называл свою философию «Вечерней», а свое нахождение в мире - на его финальной точке цикла. 

Dasein - это самая, что ни на есть, фундаментальная онтология. Понимание сути Dasein'а и сам Вопрос бытия соотносятся с плюрализмом, находящего свое отражение в Логосах. Хайдеггер говорит как минимум о двух типах Dasein'a - аутентичном и неаутентичном, где второе - его повседневное состояние. Его Хайдеггер называет «Всепронизывающей повседневностью», причем неаутентичный Dasein сам создает эту повседневность, ибо повседневность также может быть разной. Неаутентичный модус превращает её в рутину, банальность, привычки, болтовню, любопытство, бегство в результате страха перед бытием (всё то, что окружает нас с вами с самого рождения). Описывая эти явления, Хайдеггер вводит понятие «das Man». Если переводить этот неологизм приблизительно, то das Man - значит «мужик», чуть иными словами - плебей. Das Man также имеет онтологическую суть; на наших страницах мы не раз писали, что сословное разделение на патрициев и плебеев продиктовано природными, метафизическими наследственными качествами людей. Однако сам das Man строго помещен в неаутентичный Dasein, который как вакуум засасывает в себя, делая даже из благородных людей людскую посредственность. 

В отличие от неаутентичного, аутентичный Dasein сконцентрирован на возможности Быть тем, кем ты являешься: в нем строго преобладает линия Господин - Слуга. Ему соответствует Selbst - «Сам», отвечая на вопрос «Кто?», в то время как das Man на этот же вопрос отвечает «Я». Аутентичный Dasein остается сокрытым, имея для нас специфику Святого Грааля: он открывается в Ужасе, а не в Страхе. Но более всего иного соответствует аутентичному Dasein'у смерть. Смерть относится только к своему сущему - ибо смерть иного сущего будет смертью иного; «Моей же смертью могу умереть лишь я сам». Приняв смерть, как важную точку аутентичного Dasein'а, мы начинаем расценивать сам Dasein уже как Бытие-к-Смерти. Подобное бытие, равно и как и разные представления о Боге и его сути лежат на таких же метафизических основах - расовых качествах. В своем труде «Раса и Душа» Людвиг Фердинанд Клаусс определил различное восприятие повседневного среди das Man'ов разных рас и суб-рас. Более важное открытие с философской позиции сделал Ганс Гюнтер в своем фундаментальном труде «Индоевропейская религиозность», в котором затрагивал понимание аутентичного Dasein'а и роли Selbst на расовом уровне. Его сопоставление «нордического» с «восточным» схоже с аутентичным и неаутентичным у Хайдеггера. Поэтому Dasein мыслится на разном уровне, исходя из расовых и метабиологических качеств сущего. Это видно на примере различного отношения к Смерти у разных народов. 

Вернемся немного назад, к переводу и пониманию самого термина Dasein. «Sein» - по-немецки «бытие», но необходимо понимать, что бытие не есть сущее, так как сущего может и не быть вовсе, а вот бытия не быть не может. Таким образом, «небытие» - это лишь дурная игра разума. Ничто так же не является небытием, ибо Ничто есть. Ему соответветствует Мировая Бездна, Ginnungagap. 

«Da» («Вот») было для Хайдеггера «Здесь», в Германии. Dasein имеет четкую географическую структуру для сущего, но еще более важную - сакральную географическую структуру. Для нас такой структурой является Север. Север находится не только в России или Скандинавии; когда эллины и латины пришли в Грецию и Италию, Северный ветер также подул в эти края. Север - это расовый дух, который диктует нордические законы, но когда этот элемент ослабевает, порядок рушится и Sein идет к своему Концу, к Götterdämmerung. Находясь на финальной точке периода Сумерек (или же Волчьего века, Kali-yuga), Север помещен в Dasein'е лишь в некоторых субъектах сущего. 

Хайдеггер считал, что чтобы осмыслить Dasein, немцу необходимо понять, что есть «германское». Такое понимание лежит на расовом уровне, воспроизводя германское как совокупность нордического и фальского духа. О Расе, осмысляющей Dasein, Хайдеггер говорит в своей речи в Фрайбургском университете в апреле 1933 года: 

«Против такого положения вещей надо вести жестокую борьбу в духе национал-социализма, и нельзя допустить, чтобы этот дух был уничтожен гуманистическими, христианскими идеями, которые подавляют его бескомпромиссность.»

<>

«Обучение в университете вновь должно стать делом риска, а не убежищем для трусости. Кто не выживет в бою, останется лежать там, где его сразили. Эта новая смелость должна сопровождаться упорством, ведь борьба за институты, где будут учиться наши лидеры, потребует долгого времени. Эту борьбу поведут силы нового Рейха, который станет реальностью благодаря канцлеру Гитлеру. Эту борьбу должна повести суровая раса, не думающая о себе, раса, которая живет постоянными испытаниями и которая устремлена к выбранной цели. Это борьба, которая определит тех, кто станут учителями и лидерами в университете.»

Эта раса, принимающая Смерть, как самый величественный момент своего бытия, воссоздаст архетип Царя Древности - воина и философа в Платонополисе. Её аутентичный Dasein говорит: «Да» - Смерти. 



К началу