14.10.2016 2125

Сергей Шаров-Делоне: Об оппозиционной аналитике и оппозиционных "аналитегах"

На Каспаров.ру Алексей Широпаев опубликовал пронзительное эссе о трагедии победы Москвы над Новгородом осенью 1477 г. как о едва ли не ключевой трагедии в русской истории: 
«Роковой момент нашей истории. Новгород – это загубленная московщиной Возможность».

А дальше шла «историческая аналитика» от оппозиции. Я, возможно, плохо понимаю значение слова «аналитика» (хотя как-то всегда полагал, что понимаю) – в чем я точно разбираюсь – это в истории как раз XIV-XV вв.

Поэтому по пунктам:
1. По Широпаеву, с победой Москвы над Новгородом была утрачена «Возможность формирования нормальной буржуазной нации». 
- Не было такой возможности в случае победы Новгорода: Новгородская республика уже с 1420-х гг. (т.е. полувеком раньше) сама перешла в сословно-олигархическую стадию развития, где почти все ресурсы (почти вся земля и практически все доходные промыслы, включая солеваренный) и вся власть принадлежала исключительно узкой непополняемой касте боярства, вытеснившей все остальные слои общества на обочину. Боярам-землевладельцам, а вовсе не буржуа.

Да, Москва тоже не представляла собой светоча буржуазности, но из этого не следует, что Новгород таковым светочем был.

2. По Широпаеву, с победой Москвы над Новгородом была утрачена «Возможность православной Реформации, уже сквозившая в новгородских ересях»
- Ничего не было утрачено: да, в Новгороде XIV-XV вв. были ереси (спева стригольников, а с 1470 г. – «жидоствующих»), но с первой новгородские митрополиты разделались сами, а вторая была чуть ли не столь же московской, сколь и новгородской. Мы о них, конечно, знаем немного, но ничто не указывает на то, что эти ереси могли перерасти в Реформацию – в крайне консервативную церковную оппозицию типа беспопвского старообрядчества могли, а в Реформацию нет. Это во-первых. А во-вторых, именно новгородская церковь (например, в лице избранного в 1429 г. самими новгородцами архиепископа Евфимия II Лисицкого (хиротонисан в 1434 г., занимал кафедру до 1458 г.)) была самым жестким противникам сближения с католичеством и в наибольшей степени в русской церкви ориентировалась даже не на Византию, а на Афон.

Да, Москва с начала XV в. тоже не была столпом Реформаторства, но из этого не следует, что Новгород им был, едва ли не с точностью до наоборот.

3. По Широпаеву, с победой Москвы над Новгородской республикой была утрачена «Возможность демократии». 
- К 1477 г. говорить о «демократии» в Новгороде можно было не больше, чем о «демократии» в Венеции дожей: Новгородцы сами с ней замечательно справились полу-веком раньше по указанным выше причинам. Новгородское вече представляло собой уже практически собрание того же патрициата (не случайно десятилетия целенаправленных археологических поисков той самой вожделенной вечевой площади – майдана демократии – увенчались безусловным выводом, что она могла вместить максимум 300-400 человек.

Да, Москву к 1477 г. тоже назвать «демократией» было бы немного опрометчиво, но из этого не следует, что Новгород был хоть сколько-либо демократичней.

Всё, на этом «аналитика» по Широпаеву заканчивается, потому что дальше идут одни декламации:
«Россия, созданная Москвой, противоположна и первому, и второму, и третьему. Россия ПО СУТИ антагонистична Европе. Лишь только Россия сформировалась как феномен, она немедленно вступила в конфликт с Ближней Европой – с Новгородом. То, что эта Европа своя, русская, вызывало в Москве ОСОБУЮ ненависть. Россия садистски убила Новгород и великим насилием сформировала свой, ОСОБЫЙ тип русскости. Московитский тип. Триединый тип служаки, империалиста и раба»

Особенно трогателен для медиевиста пассаж об «особой ненависти» - это в Средние века, когда все постоянно воевали (и постоянно создавали союзы) со всеми. И Москва с Новгородом – не исключение. Даже напротив, союзнических отношений было чуть ли не больше, чем противостояний (например, с Тверью сложнее).

Да, Московская власть повинна в создании служебного строя (если в истории уместен термин «повинна»). Но Новгород не был «сендеро луминосо» во мраке Московского царства.

Новгород проиграл Москве на полях боев в 1456, 1471 и 1477 гг. именно потому, что до этого он проиграл сам себе внутри самого себя: большинству новгородцев нечего было защищать в третьей четверти XV в.

Вот такая «аналитика» о прошлом. Вот такие «аналитеги». Не про-властные. Свои, оппозиционные.


P.S. И не удивляйтесь, что сегодня мы видим ровно такого же качества “аналитику» о сегодняшнем дне. От таких же (а порой – и от тех же) «аналитегов». Так же глубоко постигающих текущую действительность, как они «постигли» историю.


История Россия


К началу