02.02.2017 2117

Сакральное Искусство - программный текст WotanJugend (продолжение)

Продолжение. Начало по ссылке.

Этап 2
: Инициация

Следующим этапом становления на путь художника или мастера в Традиционном обществе является инициация. Согласно определению Мирча Элиадэ, понятие "инициации” в самом широком смысле обозначает комплекс ритуалов и устных наставлений, направленных на радикальное преобразование религиозного и социального статуса иницианта. Тип инициатического опыта о котором пойдёт речь в данной секции отличается от коллективных ритуалов зрелости маркирующих переход из детского или подросткового возраста во взрослое состояние. Интересующий нас инициатический опыт так же  следует рассматривать отдельно от ритуалов вхождения в тайные общества, союзы или братства. В рамках данного очерка наибольшее значение представляет тип инициации, связанный с посвящением в мистические профессии. Таковыми является деятельность шамана или знахаря, но так же и мастерство художественного порядка. Ритуалы вхождения в мистическую профессию могут включать инициатические испытания и пытки, “смерть” и “воскресение”, сообщение нового имени, откровение тайного учения, и т.д. От двух предидущих видов инициатических обрядов он отличается тем, что не является обязательным для всех членов Традиционного сообщества, специализированной направленностью и особым обрядовым значением наделения новиция инструментами мастерства.

Итак, мы уже упомянали, что в Традиционном обществе фигура Художника сближается с образом алхимического оператора, реализуясь в дуалистической идее artefix –  “мастера”, действующего по-ту-сторону “искусства” и “ремесла”, одновременно заключая в себе то и другое. Потусторонний характер творчества/мастерства основывается на радикальном преображение новиция; после соответствующего обрядового действия мастер-инициат восстает как новое существо: он становится принципиально “иным”. Каким образом это происходит? В силу того, что в архаических и Традиционных обществах художественная культура есть сумма установлений, дарованных сверхъестественными существами, функцию инициаций в ту или иную категорию мастерства можно обозначить следующим образом: каждому новицию они открывают мир, распахнутый для сверхчеловеческого, мир трансцендентный. Так к примеру посредству инициатического обряда знаменующего символическую "смерть" и "воскресение " новиция он становится существом, "рожденным от духа", заново созданным по образцу, заданному богами и мифическими предками, не принадлежащим лишь материальной реальности. Далее, словами Мирча Элиадэ, инициант обретает полноту существования лишь в той мере, в какой ему удается уподобиться сверхъестественным существам и в совершенстве овладеть космическим прототипам творческой деятельности.

Элиадэ так же отмечает решающую роль в инициатическом действии старших наставников по образу, явленному божествами в мифическое время. Наставники образуют духовную элиту Традиционных обществ. Их основная задача заключается в том, чтобы узреть предназначение индивида. Таким образом художик Традиции является избранный провидением и назначенный духовной элитой Традиционного общества, что не оставляет места для случая или произвола. Напротив, он «создается» старшими наставниками по образу, явленному божествами в мифическое время и неразрывно связанным с изначальной Традицией. В ходе инициации наставники передают новому поколению Мастеров глубинный смысл творчества и существования и помогают им принять предназначенный им род деятельности со всей ответственность для активного участия в культурной жизни общины.

 

Этап 3: Обучение

Мистическое переживание в условиях инициатического ритуала безусловно представляет наиважнейший этап становления художника в Традиционном обществе, так как коренным образом меняет духовный статус "избранной" личности. Однако, дальнейшее теоретическое и практическое обучение так же играет существенную роль. Посему, влияние наставников, старых мастеров, на деятельность художников и ремесленников продолжается и после завершения непосредственного обряда инициации. Наставник призван передать ученику-инициату весь комплекс технических и духовных знаний который ранее получил от своего учителя в максимально приближенной к оригиналу форме. Каждое новое поколение в цепи беспосредной преемственности получает знание во всей чистоте, из самого изначального источника, а прототипом сакральной художественной деятельности во всей полноте своего космогонического смысла становиться акт первотворения мира. Таким образом, овладение мастерством исключает из себя любого рода импровизацию, оригинальность и новаторство, в том смысле, в котором данные понятия используются в современном обществе для восхваления тех или иных произведений профанного искусства. В свою очередь, обучение сакральным искусствам ставит своей целью постижение и воспроизведение сакральных архетипов; его качество прямо пропорционально точности и проникновенности передачи трансцендентной реальности, сущностного модуса бытия. Именно в этом устремлении ученику будут способствовать наставления старшего мастера относительно тонкостей натуралистического изображения вещественной реальности и образного языка символизма. В заключение стоит заметить, что обязательными принципами традиционной системы передачи знаний является беспрекословное подчинение младшего старшему и нераздельность служения, обучения и практики.

 

Materiaprima: Исходные Материалы


Мастер не создаёт материалы для творчества, а использует доступное ему природное сырьё. Сырой материал начинает своё существование как причастие к определённой стихии, а под действием искусной обработки Mастером преобразовывается в артефакт. По сути, искусство всегда проявляется в действиях над каким-то объектом и имеет целью преобразование этого объекта в нечто новое; однако материал (materia) со всеми присущими ему свойствами остаётся неизменным как в модальности сырья, так и в готовом изделии. По-своему материал является константой любого произведения искусства, а так как всё постоянное преобладает над изменчивым, то и форма в значительной степени должна быть подчинена материи. Бронза, древесина, мрамор - каждый материал имеет уникальные природные свойства; уровень пластичности, твёрдости, хрупкости материала определяет способ его обработки и формообразующий потенциал.

Согласно некоторым авторам-традиционалистам, для того чтобы донести божественные принципы заложенные в соборной архитектуре (в частности, AхisMundi) каменщик должен сохранить и наглядно продемонстрировать физическую тяжесть камня, его "неподвижность". Подобного рода утверждения можно отнести к так называемому "материальному реализму", течению традиционалистической мысли утверждающему, что без учёта природный свойств используемых материалов невозможно создать достойное произведение сакрального искусства. С другой стороны, стремление сокрыть сущностные свойства используемых материалов уподобляется "материальному идеализму". Примером материального идеализма может послужить поздний готический стиль, с его ажурной каменной кладкой и преобладанием в архитектурных строениях обширных стекольных вставок. Каркасная система позволила радикально сократить площадь несущих стен и буквально растворить каменные перекрытия в эфемерном свете и цвете витражей. Так как идеалистический подход к материалам бросает вызов природе, существует мнение, что он может угрожать стабильности и гармонии Традиционного порядка. Однако мы склонны полагать, что идеалистические устремления не являются пагубными по своей природе; напротив, порождённые сознанием Героя, всегда склонному к “сублимации”, они способные обогатить сакральное искусство мистической силой провидения.

 

Орудия Труда и Художественные Инструменты


Обработка металла, кожи, шерсти, глины производится с помощю рукотворных орудий труда и художественных инструментов. Правильное обращение с сырой материей предполагает знание инструментов которымим она формируется, и готовность использовать их в согласии с её природой. Формоопределяющие качества тех или иных орудий человеческого труда подчиняются природным, физическим законам, но действуют по образу соответствующих им "макрокосмических орудий". В связи с этим следует напомнить, что в символических системах самых разных мифологий, инструменты часто отождествляется с божественными атрибутами участвующими в различных космогонических действиях. Это объясняет то первостепенное значение, которым наделяется передача орудий труда от мастера к новицию в ходе обрядовых действий посвящения в ремесло. Можно сказать, что отождествляемый с божественным атрибутом художественный инструмент представляет собой нечто большее, чем сам художник, так как определяет специфику его дальнейшей ремесленничеслой деятельности и соответствующее ему космогоническое значение.

Так, к примеру, основные инструменты скульптора, молоток и долото применяются по образу космических сил созидания, которые преобразовывают первичнную материю, здесь представленую неотёсанным камнем. Режущий инструмент или орудие моделирования всегда выступает как агент мужского начала, который определяет бесформенную материю тождественную женскому началу. Долото, в свою очередь, соответствует принципу разума, различия, разграничения, определения; активное по отношению к каменной породе, оно становится пассивным если рассматривать его в паре с молотком, реакцией на чей первичный "импульс" он является. Итак, долото символизирует усилие разума, а молотх - духовную волю, которая устремляет к познанию и побуждает к действию.

 

Значение и Восприятие


Итак, в Традиционном обществе сакральное искусство представляет собой совокупность изобразительных искусств и ремесленных практик соответствующих как экзотерическим, так и эзотерическим проявлениям Традиции. Иными словами, произведения сакрального искусства находят применение в быту, религиозной жизни и тайных учениях. Потому, сакральное искусство полисемично и предполагает наличие нескольких восходящих уровней значения - иерархию смыслов.

Степень восприимчивости к мистическому содержанию предметов сакрального искусства определяет уровень развития созерцательного интеллекта. Созерцательный интеллект можно определить как способность умозрительно воспроизводить сверхъестественную реальность, сущностный модус бытия, подчинённые форме архетипы. В отличие от практического или деятельного интеллекта, нацеленного на принятие решение и действие в настоящем, умозрение может обитать в прошлом и будущем, в безвременье, в иерофанической реальности Мифа. Развитость созерцательного интеллекта не в последнюю очередь зависит от степени посвящения индивида. Таким образом, во всей своей полноте и глубине произведение сакрального искусства предстаёт перед духовной элитой, представителями жреческого сословия, членами Традиционного общества достигшими наивысшего уровня инициации. И всё же, целью искусства Традиции является как вдохновение духовных элит на глубокие мистические переживания, так и пробуждение смиренного благочестия мирян. Относительная универсальность сакрального искусства основывается на разнообразии транслируемых им низкочастотных импульсов, от космических эманаций до обычного психо-эмотивного воздействия на зрителя.

Более того, вопрос практической эффективности сакральных артефактов актуален для всех сословий Традиционного общества. Так, например, в почитании с устными заговорами мастера узорочья на обрядовых атрибутах, оружии и инструментах быта были призваны усилить тотемические влияния на действенность этих предметов и ману  его обладателя. Под действием подобных художественных средств булава становилось смертоноснее, а клинок острее; жилище лучше сохраняло тепло, а молоко в крынке не кисло; жреческий посох сливается с Aхis Mundi, а жертвенник возносился выше к небесной обители Божеств. Одним словом, изобразительные техники сакрального искусства направлены на активизацию магической силы являющейся подспорьем не только для радений и обрядовых действий, но и для повышения действенности артефактов любого характера и назначения.

Нужно сказать, что ответственность за активизацию созерцательного интеллекта частично лежит и на самих художниках. Напомним, что истинно-сакральное искусство рождается из недр Традиции, а не человеческих страстей. Для единения с божественной реальностью во время творческого процесса Мастер-инициат добивается состояния абсолютной благодати посредству радений. Находясь в трансовом состоянии, художник устанавливает связь с трансцендентным архетипом воспроизводимого им предмета, действия или личности и заставляет материю принять форму наиболее приближенную к своему архетипу. Поэтому, любые недостатки конечного артефакта указывают на недостатки в духовном развитии Мастера. В свою очередь, чем критичнее недочёты и неточности допущенные художником, тем сложнее восприятие его произведения посредству созерцательного интеллекта.

 

Заключениe

 

Определение и оценка искусства как явления - предмет непрекращающихся дискуссий. И всё же, в условиях всечеловеческого духовного упадка, большинсто каноничных взглядов на значение и предназначение искусства подчинены общему ценностно-нормативному знаменателю, определяющему вектор развития современных культурологических дискурсов.

В эпоху Возрождения, искусство начинает осознаваться как самоценная, свободная от утилитарных целей область человеческого творчества, призванного отобразить и преобразить вещественную действительность предстающую художнику посредством чувственного восприятия. Предмет, содержание, а так же формальные и стилистические характеристики искусства в эпоху гуманизма и точных наук всецело зависят от прихоти отдельных творческих личностей и властвующих особ, а так же тенденций зарождающегося рынка художественных изделий.

Постепенно, и сугубо-эстетические устремления художников отходят на второй план. Демократизация знания и общественных структур приводит к тому, что прекрасное перестаёт быть обязательным и единственным предметом искусства, а необходимость в смысловом содержании художественных образов уступает место феноменологической эффективности. Таким образом, искусство авангарда и модернизма в борьбе с академическими способами построения художественного произведения ограничивает инвентарь изобразительных средств до самых грубых окулярных раздражителей - цвет, линия и форма.

Падение последнего бастиона Традиции в Мировой Войне, знаменует ещё большее творческое оскуднение. Всецело поглощённое бездушной материей искусство слепо и компульсивно взаимодействует с человеческой телесностью в пространстве. Типичное искусство эпохи постмодерна предстаёт в виде противоречивых гибридных инсталляций из нерукотворных, конвейерных составляющих. Искорёженное агонической судорогой, оно не раскрывает божественную природу вещей и не освещает ритуальных действий, а настойчиво требует тактильного контакта и эмпатии.

 

Однако, имманентный характер Традиции пребывающей в чистых духом, благородных сердцем и сильных телом позволяет ей проявлять себя и в самый тёмный из веков. Твоей задачей, Читатель, является выявление тех синкретических форм деятельности, что соединяют в себе труд и магическое действие, художественных произведений тяготеющих к сверхчеловеческому и устремлённых в вечность, и демиургов животворящих иерофании. Мы надеемся, что этот краткий теоретический очерк призванный ознакомить тебя с основополагающими принципами Сакрального Искусства станет отправной точкой для обогащения твоего реакционного мировоззрения посредством ритуалов, форм и смыслов вдохновлённых Традицией.



К началу